Атеистическое меньшинство

14 Января 2014

Атеизм сегодня, как известно, не в почете, и данные недавнего опроса это лишний раз подтверждают: только четверть респондентов (26%) полагают, что религиозные и атеистические взгляды пользуются в российском обществе равным уважением, тогда как половина (50%) – что большим уважением пользуются взгляды религиозные. Оригиналов, заявляющих, что сейчас более уважаемы атеистические взгляды, совсем немного: 2%, прочие с ответом затрудняются.

При этом атеистическое меньшинство продолжает сокращаться: если в 2007 году причисляли себя к атеистам 17% респондентов, а к верующим – 70%, то в 2013-м – уже 13 и 77% соответственно. Сократилось и число «агностиков»: если 6 лет назад 13% опрошенных затруднялись ответить на этот вопрос, то сейчас – только 10%.

Однако означает ли это, что атеизм как система взглядов вызывает массовое неприятие, а немногочисленные атеисты воспринимаются большинством с настороженностью и недоумением, как это было в России столетие с лишним назад, «до исторического материализма»? Судя по результатам опроса, дело обстоит совершенно иначе.

Вопрос об атеизме был задан респондентам в следующей редакции: «Атеизм – это система взглядов, основанная на отрицании существования Бога и религиозных представлений о мире. вы лично относитесь к атеизму (как к системе взглядов) положительно, отрицательно или безразлично?» Оговоримся: мы были вынуждены расшифровывать в вопросе смысл понятия не только потому, что в противном случае респонденты могли бы трактовать его по-разному, но и потому, что многим из них оно вообще незнакомо: 20% опрошенных, по их словам, впервые услышали слово «атеизм» в ходе опроса. Причем и среди представителей старшего поколения (более 60 лет) о незнакомстве с данным термином сообщили 21% респондентов. Разумеется, в действительности вообще не слышать его люди этого поколения не могли (уж как минимум – с прилагательным «научный»). Но забыли – и, видимо, неслучайно.

О положительном отношении к атеизму заявили 9% опрошенных, об отрицательном – 20%. Подавляющее же большинство респондентов либо сказали, что относятся к нему безразлично (61%), либо затруднились с ответом. Причем за последние годы заметно сократились как доля симпатизирующих атеизму, так и доля испытывающих антипатию к этой системе взглядов (в 2007 г. – 12 и 27% соответственно), а число заявляющих о безразличии – выросло (было – 52%).

Любопытно, что только 35% респондентов, называющих себя атеистами, выражают положительное отношение к атеизму (в 2007 г. – столько же), остальные же по преимуществу говорят о безразличии к нему – иначе говоря, явно не воспринимают свое неверие как значимое основание идентичности, мировоззренческий стержень, принципиальную позицию, субъективно важную ценность. Их атеизм, надо полагать, весьма поверхностен.

Но еще любопытнее то, что только 24% верующих (среди последних 89% называют себя православными, 7% – мусульманами, остальные же – приверженцы других религий и люди, не сумевшие определить свое вероисповедание) заявили об отрицательном отношении к атеизму, причем за последние 6 лет этот показатель снизился в полтора раза (было – 36%). А между тем, именно в эти годы критика (равно как и ругань) в адрес атеизма и атеистов в публичном пространстве стала чрезвычайно распространенной и местами ритуальной – и в контексте обсуждения темы «оскорбления чувств верующих», и в контексте дискуссий по поводу введения в школе курса «Основ религиозных культур и светской этики», и во многих иных контекстах. Причем, как уже сказано, доля считающих себя атеистами при этом продолжает сокращаться.

Такое смягчение позиции верующих по отношению к атеизму выглядит, конечно, несколько странно. Мне кажется, что дело тут во всепобеждающей ностальгии по атрибутам советской эпохи, симптомы усиления которой столь явственно видны любому непредвзятому наблюдателю. А атеизм «как система взглядов» – безусловно, один из самых значимых атрибутов того времени. И что же делать нашему респонденту, который совершенно искренне считает себя православным или мусульманином, но вместе с тем с ностальгией вспоминает о времени, когда атеизм почитался единственно верным мировоззрением, да и сам он, скорее всего, был атеистом? Можно, конечно, вытеснить это противоречие куда-то на периферию сознания – разум хитер, и, как мы видели, каждый пятый из тех, кому за 60, этого опасного слова вообще никогда «не слышал». Но когда вопрос ставится ребром, конфликт между ностальгией по советскому и религиозной самоидентификацией чаще всего разрешается посредством бегства в индифферентизм – и вот большинство верующих заявляют о безразличном отношении к атеизму. А 5% верующих, кстати, и вовсе говорят, что относятся к нему положительно, несмотря на предварительные пояснения, что эта система взглядов «отрицает существование Бога и религиозных представлений о мире».

Независимо от того, верна ли предложенная гипотеза, нельзя не заметить, что такое отношение большинства верующих к атеизму как системе взглядов дает основания сомневаться в глубине и устойчивости религиозных убеждений этого большинства – подобно тому, как приведенные выше данные порождают сомнения в глубине атеистических убеждений атеистов.

Результаты опроса свидетельствует о росте толерантности не только в отношении атеизма как мировоззрения, но и в отношении атеистов: если в 2007 г. их осуждали 7% россиян, то сейчас – 4% (или 5% верующих – вопрос об отношении к атеистам задавался, естественно, только им, 88% верующих заявили, что относятся к атеистам без осуждения). Отметим, что повышенную нетерпимость к атеистам демонстрируют москвичи: в столице их осуждают 11% опрошенных.

Было бы, впрочем, не совсем корректно утверждать, что определенную неприязнь или, по крайней мере, предубеждение в отношении атеистов испытывают только те 5% верующих, которые заявили об осуждении в адрес последних: все-таки «осуждать» – это довольно сильное слово. И уж как минимум от тех 7% верующих, которые затруднились ответить на данный вопрос, можно ожидать некоторой настороженности по отношению к атеистам.

Обратимся к ответам респондентов на открытый вопрос о том, какие люди в наше время чаще всего бывают атеистами (так или иначе ответили на него 56% опрошенных), – они любопытны сами по себе, и кроме того, по ним можно в какой-то мере судить об отношении респондентов к этой категории граждан.

Однако подавляющее большинство ответов не несут выраженной эмоциональной нагрузки. Многие пытаются связать склонность к атеизму с принадлежностью к той или иной возрастной когорте: 8% опрошенных говорят, что атеистами чаще всего бывают люди молодые, 7% – что пожилые, воспитанные в советское время.

Сразу оговоримся: и те, и другие неправы. Доли атеистов в разных возрастных когортах практически одинаковы. Добавим, что склонность к атеизму практически не зависит от уровня доходов граждан и мало зависит от их места жительства (атеистов немного меньше в Москве и селах – 9 и 10% соответственно, в малых, средних, крупных городах и мегаполисах – от 13 до 17%), а также от образования (среди обладателей вузовских дипломов – 16%, среди прочих – 12%). По настоящему значим только один социально-демографический параметр – гендерный, хотя почти никто из респондентов на него и не указал: атеистами считают себя 19% мужчин и 8% женщин, верующими – 68 и 85% соответственно. Иначе говоря, среди мужчин соотношение атеистов и верующих – 1:3,5, а среди женщин – 1:10.

Вернемся, однако, к субъективным представлениям респондентов о составе атеистического меньшинства. Довольно многие фактически уходят от ответа, сообщая, что атеистом «всякий может быть» (в таком духе высказались 7% опрошенных), впадая в тавтологию («те, кто не верит в Бога» – 5% подобных ответов) или ссылаясь на фактор воспитания («кого с детства так воспитали» – 3%).

Нередко звучит тема образования: одни респонденты – их больше (5%) – считают, что атеистами чаще бывают люди «образованные, не поддающиеся влиянию», «грамотные, думающие», «ученые», другие (2%) – что «невежды» «малознающие люди», «безграмотные, которые не хотят ничего понимать».

Любопытно, что по мнению 4% респондентов, атеистами чаще всего бывают люди, разочарованные в жизни: «потерянные люди», «неудачники», «пережившие драму», «у кого не получилось ничего», «кто попал в безвыходное положение», «обиженные, с трудной судьбой». Не так ли в прежние времена атеистическая пропаганда объясняла живучесть «религиозных предрассудков»?

Вместе с тем, в части высказываний содержится однозначное неприятие атеистов. Одни обвиняют их в бездушии и эгоизме («безразличные ко всему», «равнодушные, бездуховные», «черствые», «эгоисты», «которым всё до лампочки» – 2%), другие – приписывают иные пороки либо просто ругаются («жестокие», «жадные», «кто работать не хочет», «без флага, без родины», «сволочи» – 3%), третьи полагают, что атеистами чаще всего бывают «алкаши и наркоманы» (1%), четвертые – что «жулики», «преступники», «бандиты и воры» (1%).

Кроме того, некоторые полагают, что к атеистам чаще принадлежат «богатые», «очень обеспеченные», «люди с достатком» (3%), а также «чиновники», «политики», «депутаты» (1%). Не будем утверждать, что за этими репликами всегда скрывается осуждение…

Но в целом данные позволяют предполагать, что доля в той или иной мере негативно относящихся к атеистам составляет никак не более 8–10% российских граждан (при том что осуждают их, как мы видели, 4% опрошенных).

Об этом же свидетельствует распределение мнений на следующий вопрос: «Как Вам кажется, атеисты, кроме своих взглядов на религию, чем-нибудь отличаются от верующих? И если да, то чем?» По мнению трех четвертей опрошенных (75%), никаких отличий нет, и еще 10% затруднились ответить или сформулировать, в чем состоят отличия. А среди ответивших примерно половина дали атеистам либо оценочно нейтральные определения («взглядами на жизнь», «моральными качествами», «отношением к людям», «складом характера» – 5%), либо даже позитивно окрашенные: «более раскрепощенные», «уверенные в себе», «меньше комплексов» (1%), «они немножко умнее», «трезвым взглядом на жизнь», «у них есть любопытство» (1%).

Что же касается определенно негативных черт, характерных, по мнению части опрошенных, для атеистов, то это жесткость, склонность к агрессии («большей злостью», «они более жесткие, менее участливые», «более агрессивные», «верующие люди добрее» – 2%), наглость и аморализм («более распущенные», «хамят, пьют, дерутся, воруют», «меньше морали», «они пофигисты, нигилисты», «циники» – 2%), а также равнодушие (1%) и алчность (1%).

Как видим, «порядок цифр» не меняется и при такой постановке вопроса. При этом, разумеется, интенсивность неприятия атеистов разнится очень ощутимо: от «люди, которые не совсем разобрались в этой жизни», до «у них свои, нечеловеческие понятия».

Стоит отметить, что в повседневной жизни россияне редко дискутируют по вопросам веры и неверия. Согласно данным опроса, 17% верующих когда-либо спорили с атеистами и пытались убедить их в своей правоте, но лишь 2% участвовали в таких спорах часто, а 15% – редко. Подавляющему же большинству верующих – 79% – никогда не доводилось участвовать в полемике такого рода. Атеисты чаще попадали в такие ситуации (4% из них спорили с верующими часто, 21% – редко, 70% – не спорили никогда), что объясняется, впрочем, не их повышенной предрасположенностью к мировоззренческим дискуссиям, а «соотношением сил»: атеистов неизмеримо меньше, и они гораздо чаще соприкасаются с верующими, чем верующие – с атеистами. Так, только 2% верующих заявляют, что среди их знакомых, друзей, родственников преобладают атеисты, тогда как 17% атеистов живут в окружении верующих.

Почти все представители атеистического меньшинства (95%) уверяют, что при общении с человеком для них неважно, верующим или атеистом является последний (важно это лишь для 2% из них). Такую же позицию занимает и подавляющее большинство верующих – 79%. Правда, для 14% верующих это важно. Для одних, по-видимому, в силу предубеждений против атеистов, для других – потому, что в общении с единоверцами они рассчитывают на большее взаимопонимание.

Но в целом, как определенно следует из приведенных данных, в повседневной жизни наших сограждан столкновения религиозного и атеистического мировоззрений случаются нечасто – несмотря на накал страстей в публичной сфере и все эксцессы последних лет. Хотелось бы видеть в этом признаки освоения конституционного принципа свободы совести и высокого уровня взаимной толерантности, а не признаки поверхностности как религиозных убеждений большинства, так и атеистических убеждений меньшинства. Впрочем, эти интерпретации друг друга не исключают.

Так или иначе, чувства верующих, равно как и чувства атеистов, оказываются затронуты довольно редко: 4% православных и 6% мусульман заявляют, что их иногда оскорбляют, обижают в связи с их религиозной принадлежностью либо они подвергаются притеснениям по религиозному признаку. Атеисты испытывают такие обиды и притеснения в связи со своими атеистическими убеждениями несколько чаще, чем православные: это случается с 6% из них. Но учтем: отвечая на этот вопрос, респонденты, скорее всего, имели в виду не только моральные травмы, нанесенные им в непосредственном общении, но и наиболее чувствительные для них отголоски конфронтации в публичной сфере.

Тут, впрочем, стоит сделать небольшое отступление. В июле 2012 г. в ходе одного из опросов 11% православных (по самоопределению, как и сейчас) заявили, что им доводилось встречать произведения искусства, которые оскорбляли их религиозные чувства, и практически столько же, 12%, – что они в повседневной жизни сталкивались с ситуациями, когда их религиозные чувства были оскорблены. Сейчас доля признающих, что их оскорбляли в связи с их религиозной принадлежностью – втрое меньше (4%). И дело тут не во времени, прошедшем между опросами, а в довольно тонком различии вопросов: одно дело – сказать, что нечто оскорбляет мои религиозные чувства, и другое – что я подвергся оскорблению в связи с моей религиозной принадлежностью. В первом случае звучит по сути оценочное суждение (оцениваются произведения искусства или ситуации повседневной жизни – с точки зрения их совместимости или несовместимости с религиозными представлениями и, возможно, эмоциями респондента), во втором – акцент переносится на его собственное переживание: его спрашивают об обиде, принятой близко к сердцу, о действительно испытанной моральной травме. И, пожалуй, об оскорблении чувств вернее свидетельствуют ответы на подобные вопросы.

Но вернемся к результатам нынешнего опроса. Они определенно свидетельствуют о том, что ни пропасти, ни даже сколько-нибудь глубокой трещины между верующими и атеистами на уровне повседневной жизни не видно, что баталии в публичной сфере (пока?) не привели к реальному размежеванию общества по этому основанию. Верующие, составляющие сегодня подавляющее большинство, как правило, вполне толерантны к атеистическому меньшинству – примерно так же, как несколько десятилетий назад составлявшие тогда большинство атеисты были толерантны к меньшинству религиозному. Что, в общем-то, неудивительно: по большей части это те же самые люди.

Теги:
материалы
Молодежь в своих ориентирах и ценностях неоднородна, и главным фактором различий является возраст человека: чем он моложе, тем менее прагматичен и больше привержен романтическим идеалам
Не хотят никуда переезжать из своего села или города 60% молодых россиян, 36% переехать хотели бы (4% не знают, что сказать). Жить в другую эпоху предпочли бы пятая часть людей до 30 лет
Новая инфографика ФОМ по результатам опроса ФОМ и Добро Mail.ru о помощи взрослым людям
64% россиян считают, что стабильности в России нет, 27% – что стабильность есть. При этом 41% опрошенных уверены, что страна в застое, не развивается, а 47% признаков застоя не видят, а видят развитие
В 2015 году Добро mail.ru и ФОМ провели опрос о практиках помощи и готовности помогать взрослым. Результаты – в новой инфографике
Комментарии
Добавить комментарий

http://fom.ru/user/794

15 Января 2014, 09:12

> По настоящему значим только один социально-демографический параметр – гендерный

ещё значим фактор "отношение к царю": 10% : 18%

Среди протестантов заметно меньше нуждающихся в воображаемом отце, независимо от образа. Ответить