Выборы в Москве. Социологический казус

Александр Ослон о прогнозах и результатах выборов в Москве

12 Сентября 2013

Работа социологов-поллстеров состоит в том, чтобы проводить опросы, в частности – перед выборами, для изучения электоральных предпочтений избирателей. Однако ФОМ, начиная с 1995 года, накануне федеральных парламентских и президентских выборов публиковал также прогнозы исхода выборов, построенные на основе опросов.

Для прогнозирования нужны специальные модели. В ФОМе такие модели есть, и в течение 17 лет ФОМ успешно прогнозировал результаты выборов
(см.: fom.ru/politika/10341).

Что же произошло на выборах мэра Москвы 8 сентября 2013 года? Почему прогноз ФОМа оказался неточным? Попробуем разобраться.

2 сентября 2013 года ФОМ опубликовал последний предвыборный опрос (1500 жителей Москвы, репрезентативная выборка, интервью по месту жительства, время проведения – с 30 августа по 1 сентября 2013 года) и свой прогноз.

Результаты приведены в таблице вместе с данными, представленными ЦИК по итогам выбо­ров.

Кандидат Рейтинг по опросу Прогноз явки Прогноз голосов Голоса по ЦИК Явка по ЦИК
% от числа жителей Москвы % от числа жителей Москвы % от явки на выборы (45% жителей Москвы) % от явки на выборы (32% жителей Москвы) % от числа жителей Москвы
Номер столбца 1 2 3 4 5
С. Собянин 43 27,0 60 51,4 16,5
А. Навальный 8 9,0 20 27,2 8,7
И. Мельников 3 3,6 8 10,7 3,4
С. Митрохин 1 1,8 4 3,5 1,1
М. Дегтярев 1 1,4 3 2,9 0,9
Н. Левичев 1 1,4 3 2,8 0,9
Испорчу бюллетень 1 0,8 2 1,5 0,5
Итого 58 45 100 100 32
Не пойду на выборы, затрудняюсь ответить 42

В столбце 1 приведены данные предвыборного опроса. На основании ответов респондентов на вопрос «За кого Вы проголосуете на вы­борах мэра Москвы 8 сентября 2013 года?» (карточка со списком кандидатов по алфавиту, допускается один ответ) указаны рейтинги кандидатов за неделю до выборов. Они показывают, что из каждых ста москвичей 43 человека выразили желание голосовать за Собянина, 8 человек – за Навального и т. д.

Перейдем к столбцу 2. Расчеты привели нас к выводу, что в день выборов из каждых 100 жителей Москвы за Собянина придут и проголосуют не 43, а всего 27 человек. То есть придут далеко не все его сторонники. Это следовало из ответов на другие вопросы, в том числе о намерении участвовать в голосовании и т. д. Тогда как по Навальному мы видели, что ВСЕ его сторонники, то есть 8 москвичей из каждых 100, придут голосовать, да еще к ним присоединится 1 человек. Поэтому в своем прогнозе мы предположили, что 9% москвичей придут и проголосуют за этого кандидата.

Аналогично мы рассуждали и о других кандидатах – см. таблицу. В итоге сумма предполагаемых участников выборов составила 45 человек из каждых 100 жителей Москвы. То есть по нашим расчетам, явка на выборы должна была составить 45%.

Далее в столбце 3 указано, сколько голосов по нашему прогнозу достанется каждому кандидату от москвичей, пришедших на выборы.

Для Собянина, например, пришедшие за него голосовать 27 человек среди каждых 45 участников выборов составляют 60%. Сторонники Навального – а их 9 человек – составляют 20% от тех же 45 человек. И так далее.

Это и есть наш прогноз: явка – 45% москвичей и столбец 3 с процентами голосов за каждого кандидата от тех, кто (в соответствии с расчётами) придет на выборы.

И вот прошел день выборов, ЦИК объявила результаты, приведенные в столбце 4, и реальную явку, которая составила 32%. То есть на выборы пошли не 45 из каждых 100 москвичей, а только 32.

Исходя из данных ЦИК, в столбце 5 указано, сколько человек из этих 32 проголосовали за каждого политика.

Согласно ЦИК, Собянин получил 51,4% от пришедших на выборы, то есть ему отдали голоса 16,5 человек из каждых 100 москвичей. Навальный получил поддержку от каждых 8,7 человек из ста жителей Москвы. И так далее.

Что же получается? Прогноз ФОМа практически точно предсказал результаты всех кандидатов, за исключением Собянина! Сравните еще раз столбец 2 и столбец 5.

Разница – и большая разница – только в строчке Собянина, за которого голосовать пришли не 27 из каждых ста москвичей, а только 16,5. Именно поэтому явка на выборы так резко отличается от нашего прогноза.

* * *

Обратите внимание: из приведенных данных четко следует, что неявка сторонников Собянина – это ЕДИНСТВЕННЫЙ фактор, опрокинувший наш прогноз!!!

За неделю до выборов у нас не было никаких эмпирических оснований предполагать, что так много сторонников Собянина не пойдут голосовать.

Когда мы решили, что на выборы придут и проголосуют за Собянина не 43 москвича из ста, а 27, то мы полагали, что это осторожная оценка, учитывающая два важнейших фактора.

1. Фактор социально одобряемых ответов. По косвенным вопросам было видно, что некоторые респонденты давали ответ «Собянин» не столько потому, что намерены за него голосовать, сколько потому, что это фамилия действующего мэра, хорошо известного москвичам и добившегося за три года работы весьма высокой поддержки (около 60% жителей Москвы положительно оценивают его работу на посту главы города).

2. Слабая мобилизация электората Собянина, отсутствие беспокойства за его результат на выборах, избыточная уверенность в его победе, причем в первом туре и с большим преимуществом. Этот фактор тоже проявляется в ответах респондентов на косвенные вопросы в ходе опросов.

Но пришли на выборы не 27 из каждых 100, а, как мы видим из данных ЦИК в столбце 5, всего лишь 16,5.

То есть около 10% взрослых жителей Москвы (это около семисот тысяч человек) не пришли на выборы и не проголосовали за Собянина.

Тогда как сторонники Навального пришли ВСЕ и еще прихватили с собой тех, кого успели сагитировать в последнюю неделю!

Они, да и сторонники остальных кандидатов, повели себя именно так, как ожидалось на основании предвыборных опросов.

Вот только избиратели Собянина подвели социологов с их опросами, рациональными калькуляциями и прогнозами :-)

* * *

Что же произошло?

Здесь надо заметить, что у ФОМа за последние 10 лет накопился богатый опыт предвыборных опросов и построения прогнозов на выборах в регионах России. Во многих случаях наши прогнозы были весьма точными. Но были и такие выборы, когда мы ошибались в прогнозировании и в дальнейшем проводили исследования для понимания причин таких ошибок.

Выводы в этих случаях был всегда схожи: в последние дни накануне выборов, или даже в день голосования, проявлял себя какой-то фактор, оказывавший действие на многих избирателей. Например, неудачное выступление фаворита предвыборной гонки по телевизору, резкое изменение погоды, распространившиеся среди населения слухи и т. д.

Следует отметить, что в пределах страны возникновение такого «масштабного» фактора маловероятно – в силу разнообразия процессов, происходящих в разных регионах, и их локализации внутри регионов. Поэтому методика прогнозирования ФОМа на федеральных выборах за 17 лет ни разу не давала существенных сбоев.

Был ли такой «масштабный» фактор на выборах 8 сентября? Сейчас можно выдвигать только предварительные гипотезы, но одна из них наиболее очевидна и убедительна. Это «дачный фактор».

День выборов пришелся на один из немногих осенних дней с хорошей погодой, когда москвичи смогли заняться неотложными делами на своих дачах и садовых участках. Это чаще люди среднего и старшего возраста, привязанные к своим дачам и относительно слабо политизированные. То есть как раз люди, которые проголосовали бы за Собянина, если бы… оказались на избирательных участках. Но они там не оказались. Не приехали.

* * *

Почему же так произошло?

О слабой мобилизации, успокоенности и избыточной уверенности электората Собянина уже было сказано. Но это следствия. А в чем причина? Ответ простой: этих людей на выборы особо и не звали.

Предвыборная кампания Собянина была построена на предъявлении спокойной и уверенной деятельности главы огромного города. Он знает, что происходит, он озабочен множеством проблем, мешающих жить москвичам, он быстро и эффективно их решает, планирует будущее, обладает авторитетом и влиянием. И все говорило о его силе, неутомимости, о способности справляться с трудными задачами.

И ничего не говорило о том, что выборы – трудная задача. Команда Собянина не звала на помощь своему кандидату, не ставила будущее в зависимость от исхода выборов, не призывала прийти на выборы, а просто… приглашала.

Поэтому около семисот тысяч жителей Москвы, которые безусловно проголосовали бы за Собянина, взвесив все «за» и «против», выбрали что-то, но не поход на избирательный участок.

Надо сказать, что и те сторонники Собянина, кто был в этот день в городе, тоже не слишком активно зазывались на выборы. По многим свидетельствам, избирателям не предлагалось много информации о том, где их участки, о том, что надо обязательно пойти и проголосовать.

Все эти моменты требуют специального поствыборного исследования, и мы планируем провести его в ближайшие дни.

Кроме того, в ходе exit poll, который мы проводили в день выборов (и он дал, кстати, весьма точные результаты), мы столкнулись с еще одним подтверждением относительно слабой мотивированности сторонников Собянина. Как сообщали нам наши интервьюеры, стоявшие на выходе с избирательных участков (они должны были обращаться к выходящим с участка избирателям через определенные промежутки времени), сторонники Навального возвращались с голосования на эмоциональном подъеме и с удовольствием отвечали на вопрос, за кого они проголосовали. Тогда как люди, явно не типичные для электората Навального (средний и старший возраст, любители чего угодно, но только не пребывания в социальных сетях), гораздо чаще отказывались от контакта. Эта тема – тоже очень интересная для поствыборного исследования.

* * *

Теперь – о социологах и их «ужасном фиаско».

Давайте вернемся к таблице и сравним прогноз Собянин – Навальный (60 : 20) и реальный результат (51,4 : 27,0), а также явку в прогнозе и в реальности (45 : 32).

Если ограничиться только этим сравнением, то да, действительно, это фиаско, и это следует признать :-(

Если принять во внимание сказанное выше, то ситуация становится не столь однозначной, и общественное мнение об исследователях общественного мнения могло бы смягчить слово «фиаско».

Но общественное мнение – штука жесткая: если кто-то выкрикнул «Акела промахнулся» и другие голоса подхватили, то даже если Акела не совсем промахнулся или совсем не промахнулся, никто уже не крикнет чего-то иного. В лучшем случае имя сменится с Акела на Алека и будет раздаваться какой-то иной выкрик типа «Акела проворовался».

Это все понятно – это риски нашего ремесла.

Интереснее другой поворот вопроса.

Правильно ли, что социологи-поллстеры, выполняющие в рамках своей профессии предвыборные опросы об электоральных предпочтениях, берут на себя миссию прогнозирования расклада голосов на выборах?

Ведь это уже не только общественное мнение, но еще и целый ряд привходящих факторов, включая пресловутую явку, ситуативные колебания неопределившихся, небескорыстную активность (пассивность) масс-медиа, режиссерские таланты политтехнологов, артистические таланты кандидатов, разнообразные административно-финансовые возможности и капризы тайных и явных доброжелателей, спонсоров, акул пера, кружков поддержки, выразителей народных масс и пр.

То, что поллстеры должны изучать картину электоральных предпочтений и проводить предвыборные опросы, – очевидно. И публиковать!

Это наша профессия: выступать градусником, барометром и даже компасом, чтобы все, кому это надо, лучше понимали, какова социальная реальность. Мы даем пищу для ума. И каждый ум дальше сам решает, как эту пищу употреблять: при высокой температуре – лечиться, при высоком давлении – одевать скафандр, при желании проложить маршрут – смотреть, куда показывает стрелка компаса и что это значит.

Для прогноза же, кроме эмпирических данных опроса, нужны по сути экспертные предположения, частично основанные на опросах, частично на опыте, и частично – кое у кого – на желаниях.

Такая работа вполне естественна для политтехнологов, состоящих при конкретных политических субъектах, и, собственно, так происходит в любом предвыборном штабе. Результаты этой работы публикуются вместе с агитационными плакатами. Такая у них профессия.

Но при чем здесь поллстеры?

Наша работа прояснять, снижать энтропию социального знания. У политтехнологов все зависит от ситуации, и иногда им приходится, наоборот, замутнять и создавать хаос. В том числе использовать прогнозы выборов как инструмент своей политической борьбы.

Делая опросы и публикуя рейтинги, поллстеры остаются в своей профессиональной нише.

Выстраивая прогнозы, пусть даже на основе самых изощренных моделей, и публикуя их, поллстеры оказываются в ряду политологов, политтехнологов, политиков, обозревателей и чуть ли не астрологов. Словом, в совсем другой – медийно-политической – нише. И находясь там, ставят на ту же доску и тем самым обесценивают свои главные результаты – данные опросов.

Коль скоро так происходит, нечего удивляться, что по отношению к поллстерам применяются стандартные приемы и инструменты, принятые в медийно-политической среде: неряшливое перепутывание данных (то ли рейтинги, то ли прогнозы, то ли последний опрос, то ли месячной давности), распространение искаженных цитат, обвинения в ангажированности, корыстолюбии и продажности, филиппики по поводу методической неполноценности, нигилизм по отношению к науке, профессии, опросам, данным, институтам, персонам.

Таковы правила и порядки в том мире, куда поллстеры отдают свои прогнозы, тем самым становясь частью этого мира. Результаты опросов обладают хоть какой-то научной легитимностью: мы их можем хоть как-то защитить, обосновать, воспроизвести, наконец. А прогнозы – чисто медийно-политический одноразовый и сиюминутный продукт.

Семнадцать лет успешного прогнозирования (ссылка – в третьем абзаце данного текста) создали репутационную иллюзию, которая рассыпалась в конкретных электоральных обстоятельствах, вообще-то вполне объяснимых, но не в мире состоявшегося постмодерна, в мире блогеров и хипстеров.

* * *

Так что же – просто забыть о прогнозах?!

Нет, есть гораздо более интересное продолжение давней истории. И ФОМ пойдет по этому пути.

Вспомним, что прогнозы строятся на основе моделей, куда вводятся данные опросов и по тем или иным соображениям назначаются значения свободных параметров.

Так вот, мы наполним своими опросами и предложим публике интерактивный вариант наших моделей, дадим возможность «экспертам» медийно-политической общественности самим варьировать свободными параметрами, получать тем самым разные варианты исхода выборов и выбирать из них те, которые им понравятся.

В будущем, я полагаю, возникнет уже не конкуренция прогнозов, а конкуренция моделей. Что гораздо более разумно и прикольно. Последнее – необходимое условие для нового интернет-мира, где все происходит быстро, но недолго.

А мы больше не будем претендовать на роль пифии – просто откроем дверь дельфийского храма. И пусть каждый делает свое дело по своему разумению.

Теги:
материалы
Показатель интереса к политике, после спада к 2010 году, вернулся к показателям начала 2000-х и составил 48%. Доля обсуждающих политику также существенно выросла за последние 5 лет
С января социолог Борис Докторов на своей странице в Facebook отслеживает ход промежуточных выборов и знакомит читателей с самыми значимыми результатами опросов общественного мнения
48% россиян «знают» о предстоящих выборах в Госдуму, 24% что-то об этом слышали. Остальные пока не в курсе
Считают, что выборы в последнее время проходили в основном честно, 53% россиян, что нечестно – 27%. Полагают, что ЦИК может добиться проведения честных выборов, 50% опрошенных, 35% уверены, что не может
42% россиян относятся к В. Путину так же, как в 2000 году, когда он впервые был избран президентом. У 38% опрошенных с тех пор отношение к нему улучшилось, 11% стали относиться к Путину хуже
Комментарии
Добавить комментарий
Посмотреть все комментарии (24)

Станислав

15 Сентября 2013, 02:13

Надо вам призвать в комментарии селигеровцев. Ответить
 

Владимир

16 Сентября 2013, 00:47

два момента
1. Слишком длинный текст для качественной попытки оправдания. Можно было бы короче с признанием своих ошибок. Получилось бы весомее. А так как написано - никакого уважения не вызывает, особенно это многократное "предыдущие семнадцать лет успешного прогнозирования". Это уже читается как "мы до сих пор не чувствуем себя профессионалами"
2. Я не забыл г-ну Ослону факт исчезновения на следующий день, появившиеся было фомсовских exit-polls по выборам в москве в 2011, с грандиозно отличающимися от чуровских результатами.
PS меньше ангажированности господин Ослон и больше кратких и серьезных признаний в ошибках - так создается проф.репутация. Ответить
+1

ixdon

21 Сентября 2013, 21:55

Да, что не прибавили "по-старинке" - про это в статье не сказали.

Как сказала пресс-секретарь Собянина: "Победа на честных выборах - это победа вдвойне". :facepalm: Ответить
 

guest

23 Сентября 2013, 05:19

Да все намного проще. В выборке просто не были учтены те лица, которые на момент опроса, а это было летом в сезон отпусков, находились вне Москвы. Вот от этих перекосов в выборке и получились расхождения данных опроса с итоговыми результатами выборов. Единый день голосования, объявленный в начале сентября сыграл такую шутку. Ответить
 

Иван Дулин

18 Марта 2014, 18:37

В итоге Навальный набрал больше, чем показано в опросе
http://progstudy.ru/index.php/article/13-s-chego-nachat-izuchenie-programmirovaniya Ответить