Флористика и флористы города Кимры: бизнес и искусство

Результаты включенного наблюдения и интервью

25 Июня 2015

Малые города представляют особый интерес для социологов. Совершенно иная, отличная от столичной жизнь может быть своеобразным «неприкосновенным запасом» социального опыта и практик – запасом, с которого следует снять ярлык малоисследованности.

Флористика и флористы города Кимры: бизнес и искусство

Малые города представляют особый интерес для социологов. Совершенно иная, отличная от столичной жизнь может быть своеобразным «неприкосновенным запасом» социального опыта и практик – запасом, с которого следует снять ярлык малоисследованности.

В конце октября – начале ноября 2014 года в рамках экспедиции ФОМ-Лабс мы провели исследование в городе Кимры Тверской области, в ходе которого сконцентрировались на изучении местного флористического рынка. Исследование проходило в двух районах города, где цветочная торговля развита лучше всего: в центре и в Савёлово.

Где цветочный бизнес имеет шансы на успех, а где может оказаться убыточным? Различаются ли покупатели и их потребности в разных районах города? Зачем малому городу с населением менее 50 000 человек сразу несколько круглосуточных магазинов цветов? Насколько глубоко гендерное разделение на «мужское» и «женское» во флористике – как в профессиональной сфере, так и на потребительском уровне? И самое главное: какое значение имеют цветочные магазины и сами флористы в жизни малого города?

В Кимрах мы провели включенное наблюдение и серию экспертных интервью[1]. Сразу отметим, что как среди тех, кто стал нашими информантами, так и среди отказавшихся не было ни одного мужчины[2].

Три розы, гипсофилка и экзотика

«Наработанные» клиенты – это ключевой элемент успеха в сфере флористики, у которого, как правило, две составляющих: собственные амбиции флориста и особые условия, которые создает владелец магазина. Рассмотрим примеры двух наших информанток – на первый взгляд, ничем не похожих, но если смотреть чуть глубже, можно увидеть у них много общего.

И. работает продавцом-флористом в магазине, который резко выделяется на общем фоне цветочных магазинов города. Торговая точка, открывшаяся около трех лет назад, вполне может претендовать на звание флористического салона. Работающие здесь люди уверены в своей успешности. Главным преимуществом и отличием магазина они считают работу с экзотическими растениями («у нас профессиональные флористы с дипломами, <…> а больше в городе их нет» – И., продавец-флорист, центр). Успех И. связывает и с тем, что у магазина много постоянных клиентов из соседней Дубны, а также из Москвы: «стали приезжать из других даже городов, именно из-за уникальности, и зная, что у нас есть цветы, каких нет в других магазинах». Контингент магазина был описан как самый широкий, что влечет за собой и большую загруженность.

В отличие от практики, принятой в большинстве магазинов, здесь флористы ездят за цветами сами. Безусловно, это позволяет быть более гибкими, подстраиваться под вкусы и интересы клиентов, а также дает работникам больше свободы.

«Во всех магазинах за цветами ездит хозяин магазина – а он кто? Он торгаш, он не флорист, а бизнесмен. <…> Его не интересует, что хочет флорист, какой листочек он хочет поставить и какой цветочек, чем он хочет удивить кого-то <…> Это уже просто "рубилово бабла", как говорится». (И., продавец-флорист, центр)

И. рассказала, что в их магазине стремление подстроиться под самых разных покупателей соседствует с желанием привить клиентам своеобразные «основы флористической культуры», понятия о красоте и эстетике каждого цветка.

«Мы не продавцы цветов – мы люди, которые хотят, чтобы эти цветы продавались как подарок. <…> Мы не гонимся за бешеной выручкой. Мы хотим приучить людей к красивым вещам. Естественно, хочется заработать, но мы понимаем, что пока мы не наработаем огромную клиентуру, пока мы не научим людей по-настоящему ценить цветы, у нас не будет клиентов, не будет выручки. Дальше – наше имя начинает работать на нас». (И., продавец-флорист, центр)

Второй магазин находится на периферии, в Савёлово. Он работает уже более 10 лет и изначально был чуть ли не единственным в своем районе. С развитием торговли появились конкуренты, причем о некоторых из них наша информантка Г. отзывалась как о недобросовестных. Сегодняшнее расположение магазина оценивается как не очень удачное – это просто «закуток», что сказывается и на покупательском потоке.

По сравнению с коллегами из центра, Г. не обладает флористическим образованием, не завалена заказами и вряд ли имеет представление, как работать с экзотическими растениями. Она по-прежнему использует гипсофилу в букетах с розами, несмотря на то, что многие наши информанты давно заменили ее на более современные альтернативы. Ходовой товар магазина – букеты не дороже 1000 рублей, гвоздики и грунт для горшков. Основными покупателями Г. называет бабушек и мужчин. Она не ездит за цветами сама и, вроде бы, не имеет большого выбора.

И. и Г. обладают разными ресурсами, у них разный уровень образования и понимания современных направлений во флористике, однако приглядевшись, можно заметить, что во многом они близки.

Во-первых (и это главное), обоим флористам владельцы предоставили определенную свободу действий. Вот что говорит об этом коллега И.

«Как таковое начальство к нам сюда не лезет, потому что они и так заняты; то есть мы сами работаем над этим надо всем. Если что-то там какое-то нас не устраивает, мы сами работаем над этим». (К., продавец-флорист, центр)

Пусть Г. и не ездит за цветами на базу, однако владелица магазина, в котором она работает, уже сделала достаточно послаблений, «не мешая самореализовываться».

«Есть, конечно, основные вещи, которые нужно делать. Но, например, вот насчет этих букетов – начальнице очень понравилось. Я с ней согласовала – и делаю эти букеты. <…> Вот я, например, от скуки начинаю этим заниматься, когда делать нечего, я начинаю что-то изобретать. Конечно, не все получается, но… Вообще, это творчество. Здесь интересно хотя бы». (Г., продавец-флорист, Савёлово)

Г., несмотря на довольно узкие возможности для самореализации, занимается самообразованием: все новшества она выносит из интернета. Безусловно, скромные финансовые возможности сравнительно небольшого круга покупателей не могут обеспечить этому флористу широкий простор для фантазии, однако даже в таких условиях человек сохраняет интерес к работе и желание развиваться.

Второй чертой, которая объединяет И. и Г., пожалуй, является отчетливое понимание того, что работа флориста способна привносить краски в жизнь города, что флористика – это не продажа цветов, а творчество, которым можно «заболеть»: «Это уже болезнь – цветы; болезнь к тому, чтобы делать что-то красивое» (И., продавец-флорист, центр). Но самое главное – заразить этой «болезнью» окружающих; и дело здесь вовсе не в жажде дохода – так или иначе, он будет; суть их работы состоит в том, чтобы понимать красоту и делиться этой красотой с другими. Для обеих женщин выражение «цветы – деньги на ветер» абсолютно неверно. А ведь среди наших информантов были и те, от кого можно было услышать: «Они [цветы] мне надоели, я их видеть не могу» (М., продавец-флорист, центр).

«Я вон на работу прихожу – у меня настроение повышается просто из-за того, что у меня есть <…> Так вот сделаешь побольше букетов – уже как-то и настроение хорошее». (Г., продавец-флорист, Савёлово)

«У нас вот даже бабулька приходит ко мне, она больная, у нее чего-то там руки трясутся, она приходит вот просто взять одну гвоздичку, три гвоздички... Говорит: "Я поставлю – и у меня душа радуется"». (Г., продавец-флорист, Савёлово)

«Центр есть центр»

Достаточно четкое разделение по модели «центр – периферия» проходит через многие аспекты бизнеса в Кимрах. Среди всех наших информантов – владельцев магазинов и продавцов – мы отметили ясное понимание исключительной прибыльности центра. Для них это объясняется в первую очередь большей проходимостью: сюда так или иначе стекаются все городские транспортные и потребительские потоки города. Все информанты, которых мы опрашивали в центре, называли расположение своего магазина в числе главных благоприятных факторов.

«…центр всегда приносит совершенно другой доход, чем окраина <…>. Если человек не знает, куда ему поехать, где ему что-то найти, куда он пойдет? Естественно, в центр». (И., продавец-флорист, центр)

Нам удалось узнать также, что бóльшая часть зданий в центре города выкуплена и сдается в аренду. По словам И., в центре «очень мало арендодателей, которые сами занимаются каким-то бизнесом, – только хотят получать с этого места какие-то деньги». И далеко не каждому предпринимателю удается арендовать место в центре. Причины тому – высокая плата и большое количество желающих. Один неудавшийся бизнес здесь может сменять другой, причем «места сдают неважно подо что».

Если, когда речь идет о центре, по сути, важно просто именно в нём находиться, то в Савёлово, на окраине, критерии выбора места для будущего магазина оказываются более разнообразными. Это в основном близость к протяженным транспортным артериям, сетевым магазинам, торговым центрам. Тем, кому не удалось занять место в центре, часто приходится открывать магазин там, где есть возможность («если бы был выбор – многие бы выбрали другие места», «мы здесь открыли потому, что больше негде было» – С., владелица магазина, Савёлово).

Разумеется, в центре цветочных магазинов больше всего: на главной улице мы насчитали их как минимум шесть. Причем некоторые находились в одном здании или друг напротив друга. И реально конкурируют между собой только центральные магазины. Информанты из Савёлово практически не говорили о конкурентах как о неблагоприятном факторе в торговле, а порой и о существовании конкуренции как таковой.

Единодушную оценку конкуренции в центре как достаточно сильной существенно дополняет мнение, что бóльшая часть клиентов распределены между всеми магазинами. Вклиниться в эту конкурирующую среду тяжело, но возможно.

«Первое время <…> и выручки маленькие были, и всё… А сейчас у каждого магазина определенный клиент <…>: нравятся кому-то такие букеты, которые делает тот магазин, другим нравятся букеты, которые делаем мы, например. Любой магазин, любой (!) делает по-своему букеты». (Т., продавец-флорист, центр)

По нашей оценке, проходимость магазинов, находящихся в центре, действительно выше. На периферии же она сравнительно невысока.

Различается и наружная реклама магазинов: в центре она сравнительно более оригинальна и привлекательна, чем в микрорайонах. Несмотря на это, для города вообще характерно разнообразие видов используемой рекламы: лайтбоксы, баннеры, неоновые лампы, светодиодные панели, табло с бегущей строкой и т. п. Однако количество объектов рекламы порой сильно преобладает над качеством продающегося товара.

Ассортимент магазинов в зависимости от их удаленности от центра также разнится. Магазины, расположенные в центре города, ориентированы на продажу цветов (будь то срезанных, в горшках или уже готовых букетов) и сопутствующих товаров-подарков (открытки, мягкие игрушки, вазы, горшки и т.п.). В то время как магазины на окраине более универсальны и предлагают в том числе сувениры, товары для сада, огорода и дома.

Цены на срезанные цветы все эксперты считают доступными для населения. По нашему наблюдению, сильной разницы в ценах между магазинами нет. Лишь в одной точке цветы стоили сравнительно дешевле. Это скорее всего связано с тем, что магазин недавно открылся и только ищет клиентов. В двух магазинах действуют системы скидок для постоянных покупателей – дисконтные карты.

«Между прочим, эти карточки очень здорово притягивают покупателей, вам честно скажу. Вот даже десять рублей скидка – и то много значит для покупателя». (Т., продавец-флорист, центр)

«Будто люди совершенно разные»

Размышляя об особенностях центра и периферии, информанты говорили не только о различиях в ведении бизнеса – различаются и покупатели.

«Вот мост через Волгу проезжаете, центр и Савёлово – будто люди совершенно разные. <…> Здесь более разборчивые люди, более осторожные, а там – нет, там берут всё». (С., владелица магазина, Савёлово)

Может быть несколько объяснений такого положения вещей. Во-первых, как уже было упомянуто, центр города в сравнении с окраинами в принципе более оживлен. Во-вторых, существенную роль играет то, кто проживает в конкретном районе (а это в свою очередь влияет и на контингент магазина). Так, если в центре магазины рассчитаны на разные возрастные группы, то в Савёлово покупателями в первую очередь являются пенсионеры. В-третьих, центр города, помимо местных жителей, заполнен также множеством приезжих и жителей окрестных посёлков. Последние особенно важны: среди них – достаточно обеспеченные владельцы коттеджей и «московские дачники», в летний период приносящие довольно большой доход («много людей, приезжающих отдыхать сюда, у кого здесь дачи, – люди далеко не бедные» – И., продавец-флорист, центр).

Распространенное предположение, что клиент ходит туда, где ему понравилось (то есть как бы «привыкает» к магазину), мы считаем возможным оспорить. Ведь немаловажным является и сам флорист: «люди идут не за цветами абы где – они идут за флористом» (И., продавец-флорист, центр). Некоторые информанты вспоминали о своих «постоянных», «наработанных» покупателях, которые при переходе флориста на работу в другой магазин зачастую переходили вслед за ним. Такое поведение клиентов расценивается как признак успеха флориста. Поэтому во флористическом бизнесе очень многое зависит от человека, стоящего непосредственно за прилавком: помимо способности грамотно собрать букет или композицию, здесь важна и эмоциональная атмосфера, которую продавец-флорист творит сам.

«…вот я, например, не грублю, не хамлю, веду себя спокойно. Ко мне очень часто возвращаются. Я считаю, что в основном цветочный бизнес именно держится на том, чтобы правильно с человеком разговаривать, чтобы ему захотелось вернуться назад». (Г., продавец-флорист, Савёлово)

«…надо разговаривать всегда. То есть покупатель идет не просто в магазин – он идет к флористу, к человеку <…> Кому-то надо выговориться, что-то рассказать или просто получить хорошие эмоции. Есть люди, которые ничего не покупают, но они постоянно приходят, они поговорят даже пять минут – и уходят довольные. Но я знаю, что когда-нибудь они все равно вернутся и что-то купят». (И., продавец-флорист, центр)

«Для мужчин, которые что-то не успевают»

Распространенность круглосуточных цветочных магазинов в нашей стране побудила нас коснуться этой темы. В Кимрах два таких цветочных – оба расположены в центральной части города друг напротив друга.

Экспертами были высказаны две основных точки зрения на целевую аудиторию таких магазинов. Первая позиция, которая, кстати, нашла подтверждение, состоит в том, что круглосуточные цветочные работают для жителей, поздно возвращающихся с работы. Отметим, что Кимры расположены примерно в двух часах езды от Москвы, что позволяет многим жителям ежедневно ездить на работу в столицу. При том что большинство магазинов закрывается к 20:00, необходимость в круглосуточном цветочном выглядит более обоснованной. Но по утверждению продавца, в ночные часы посетителей практически нет, и примерно 3–4 часа часто оказываются обыкновенным перерывом.

Ходят нормальные люди. Ночью не ходят, ходят вечером, до двенадцати, и потом – кто на работу, кому в четыре утра, кому в пять утра». (М., продавец-флорист, центр)

Вторая позиция, неоднократно высказывавшаяся информантами, представляет иной взгляд на ночной контингент цветочных магазинов или, как минимум, расширяет представление о нем.

«…кто-то подзагулял, полночи гулял, пил, потом ему стукнула в голову светлая мысль, идея – удивлю-ка я жену, чтобы она меня не стукнула по голове – пойду куплю цветов. Как правило, расчет на таких людей есть». (И., продавец-флорист, центр)

«По ночам? В основном, честно скажу, ходят москвичи пьяные. Особенно летом, вот честно вам скажу. <…> Летом приезжают на дачи, устраивают пикники, всякие праздники…» (Т., продавец-флорист, центр)

Мужское и / или женское

Изначально мы обратили внимание на то, что все флористы в Кимрах – женщины. Цветы также покупают, как правило, для дам. Разумеется, мужчины в таких магазинах выступают в роли покупателей. Есть ли в цветочном магазине у мужчин еще какие-то роли?

Цветы для женщин и для мужчин

На вопрос, дарят ли цветы мужчинам, все информантки ответили утвердительно, и большинство убеждены, что это нормально. Однако стоило нам развить тему, оказывалось, что исключения есть, и их немало.

Общая история букета цветов как подарка для мужчины, которую мы услышали, состоит в следующем. «Неприученность» мужчин к цветам сформировалась еще в советском прошлом под влиянием двух следующих факторов.

1) «Мужчина – это железный характер, какие цветочки?» (И., продавец-флорист, центр) – сохранение черт маскулинности[3].

2) «Гвоздички что ли подарить? Да не, обойдется. Куплю я ему майку, футболку, пусть будет счастлив и доволен». (И., продавец-флорист, центр)финансовый вопрос и соображения практичности.

С крахом советской системы, открытием границ и реформами по переходу к рыночной экономике люди постепенно (а порой и достаточно форсированно) меняются, меняются и их вкусы.

«Редкие люди, творческие воспринимали это [цветы как мужской подарок]. Люди обычные не воспринимали это. Сейчас почему стали воспринимать? Потому что на Запад стали ездить, потому что образовываться стали по-другому, потому что тенденции совершенно другие пошли». (И., продавец-флорист, центр)

При относительном улучшении финансового положения, уровня жизни первый обозначенный нами фактор изменяется медленно, и сегодня при вопросе «А Вы бы подарили цветы мужчине?» флорист часто задумывался: «смотря какому мужчине». Причем речь шла не столько о поводе для подарка или возрасте мужчины, сколько о его характере или социальном положении.

«Вопрос: А вы бы подарили цветы мужчине?

Ответ: Я? Мужу? Нет! Вот своему мужу я не смогу это подарить <…> Если бы я знала, что он поймет, понимаете? А у нас люди простые, они не понимают такого. Это всё-таки где-то в Москве там вот, в Подмосковье – у них там каких-то вот наворотов больше. Они как-то считают, что это нормально». (Г., продавец-флорист, Савёлово)

«…он [муж] у меня не любит цветы <…>, это так для него, перевод денег просто-напросто». (О., продавец-флорист, Савёлово)

Тем не менее, привычка пусть и не быстро, но прививается.

«Девочки приходят, берут розы – по одной розочке – молодому человеку. Одна особенно – постоянно ходит. (Смеется). Берет розу». (Т., продавец-флорист)

«Да нет, очень много дарят мужчинам цветов. Вот раньше такого не было, сейчас чаще дарят мужчинам цветы. Не все подряд, а определенные какие-то цветочки». (С., владелица магазина, Савёлово)

О «мужских» цветах и букетах нам рассказала одна из немногих дипломированных флористов в городе (И., продавец-флорист, центр). Основная разница мужского и женского букета состоит в более грамотном подборе самих цветов как составляющих букета и в его цветности. В качестве мужских цветов назывались каллы, одноголовые хризантемы, красные, белые, оранжевые розы, а также ряд экзотических цветов, имеющих жесткий цветок (например, так называемые капсы). Мужской букет не должен выглядеть «милым и воздушным, как пушинка», его особенность – четкие прямые линии, определенная жесткость («грубые цветы», «как в лесу на кочки мы смотрим: ягоды какие-то, шишки, ветки»).

Подбор цветности букета – самый деликатный момент, часто завязанный на характере одариваемого.

«Если мы знаем, что он [одариваемый] чопорный, мы сделаем что-то монохромное, что-то спокойное, чтобы его не раздражать. Иначе – "Что вы мне принесли какое-то попугайское?"» (И., продавец-флорист, центр)

Отметим также, что продавцы, не имеющие профессионального образования, чаще задумывались скорее о том, как упаковать букет для мужчины, чем как его собрать.

«Не будешь же ты мужчине дарить розовые розы в розовой упаковке? Можно сделать типа такого – синенький, можно типа такого – зелененькое» (М., продавец-флорист, центр)

«Женская» работа

В ходе экспедиции мы составили обзорное представление о гендерном порядке[4] во флористическом бизнесе Кимр, обращая внимание на гендерное устройство как сферы управления флористическим бизнесом, так и непосредственной работы с покупателем.

У большинства опрошенных флористов начальники – женщины, хотя не без исключений. И несмотря на то, что наши информантки не «закрывали» путь абстрактному мужчине, желающему заняться флористическим бизнесом, они часто сомневались в его способности успешно заниматься цветами.

«Женщины – они более творческие <…> Это вот, я считаю, что это женская, как бы, стезя. Потом та же самая косметика – это тоже женское, потому что мужчина – с косметикой как-то вот не смотрится он <…>. Женщинам лучше для женщин продавать». (Г., продавец-флорист, Савёлово)

В области непосредственной работы с клиентом наши информантки часто противопоставляли Кимры Москве и другим мегаполисам: мужчины-флористы представлялись многим из них кем-то, возможно, и существующим, но чрезвычайно далеким и не до конца понятным.

«Редко, когда мужчина творческий будет <…>. В передачах видела мужчин-флористов. С ними не сталкивалась никогда». (Г., продавец-флорист, Савёлово)

Для малого города безусловным остается не только тот факт, что на флористическом рынке женщин больше, но и живо мнение, что женщина справится с такой работой лучше мужчины, в первую очередь – вследствие большего количества якобы «врожденных» исключительно «женских» качеств: нежности, чуткости, особого отношения к красоте, ее пониманию и т. п.[5]

«Женская всё-таки работа… потому что у женщины больше фантазия работает, чем у мужчины! Мужчина… вот ему сказали идти в тот угол – он пойдет в тот угол. А у женщины что-то такое, какое-то представление сразу… о прекрасном!» (Т., продавец-флорист, центр)

Тем не менее две информантки сказали, что знают примеры работавших в их магазинах мужчин-флористов (к сожалению, не самые удачные). Однако и они говорили о непривлекательности работы флориста в малом городе для мужчины, по разным причинам «отсылая» самих мужчин, желающих работать флористами, в крупные города.

«Я думаю, мужчина не пойдет на 10–12 тысяч работать <…> В Москве они зарабатывают хорошо». (М., продавец-флорист, центр)

«В основном флористы-мужчины – это в Москве. А здесь везде одни женщины». (С., владелица магазина, Савёлово)

«Маленький город всё-таки… Считают, что женщина должна заниматься цветами, поэтому мужчина даже если бы хотел пойти, не рискнет, чтобы на него косо не смотрели, что это мальчишка или парень с цветами стоит». (И, продавец-флорист, центр)

Одна информантка рассказала историю молодого человека, чье решение обучиться ремеслу флориста оказалось непонятым даже коллегами.

«Пришел молодой человек… Весь день, когда он чистил цветы, слышала со всех сторон смешки, что он, наверное, какой-то не такой, он, наверное, какой-то неправильный. В конце дня он не выдержал этого давления, он не смог <…>. Чтобы быть в маленьком городе флористу-мужчине, надо иметь очень сильный характер». (И., продавец-флорист, центр)

Здесь мы видим несоответствие претендента профессии флориста как бы по умолчанию. В обществе сложилось представление о том, как должен выглядеть продавец в сфере цветочной торговли, и в случае несоответствия возникают такие метаморфозы, как, например, в нашем случае – подозрения о негетеросексуальной сущности человека. Именно феминизация профессии в общественном сознании часто оказывается причиной личных драм людей, оказывающихся в ситуации невозможности реализовать собственный потенциал.

При этом флористы-профессионалы признавали в числе ведущих мировых специалистов в первую очередь мужчин. Так, часто их сравнивали с мужчинами-поварами: «считается, что самые лучшие флористы – это мужчины <…>, так, как и повара, – то же самое» (К., продавец-флорист, центр).

Итак, цветы, всё-таки оставаясь в общественном сознании «женским» подарком, оставляют и сферу флористики определенной в преимущественно феминных категориях. Однако мировой тренд так или иначе двигается в сторону разрушения ситуации, названной нашим экспертом И. «однополым подходом к флористике».

Букет – это эмоция

Может ли букет быть самодостаточным подарком? Наши информантки придерживались разных мнений. Так, есть ситуации, когда одного букета «вполне достаточно», хотя, безусловно, он «должен быть достойным, чтобы соответствовать одариваемому» (К., продавец-флорист, центр). Наиболее интересными оказались размышления флориста И. о самодостаточности букета как подарка.

«Любой флорист, который считает себя профессионалом, считает, что его букет – это произведение искусства. Соответственно произведение искусства может быть самодостаточным вполне». (И., продавец-флорист, центр)

Однако большинство всё же тяготеет к варианту ответа «нет». Эти информантки говорили, что букет сегодня чаще воспринимается как приложение к подарку, подразумевая, что подарок – это то, что «делается на память». Так, часто клиенты приходят за букетом, когда подарок уже есть.

Но И. сформулировала свое мнение относительно того смыслового содержания, которое несет в себе букет как подарок.

«Что мы ожидаем увидеть, когда дарим цветы? Реакцию – то есть это сиюмоментный всплеск эмоций, мы хотим его увидеть. Для чего и дарят цветы? Чтобы увидеть эмоцию, чтобы подарить какую-то эмоцию. Соответственно если это будет одна роза, мы увидим эмоцию в любом случае, если это будет сверхъестественный букет – мы тоже увидим эмоцию». (И., продавец-флорист, центр)

Таким образом, исходя из формулы «букет – это эмоция», видимо, можно вывести, что для большего числа людей подарить букет может означать лишь усиление впечатления от основного подарка. Эмоциональный потенциал букета, по мнению многих, не обладает существенной силой, чтобы стать самодостаточным подарком.

Заключение

Бизнес в Кимрах (в том числе и флористический) зависит от модели «центр – периферия». Центр является ключевым узлом, местом пересечения торговых, потребительских, транспортных потоков. Здесь практически неважно конкретное расположение торгового предприятия: сам факт, что оно находится в центре, обеспечивает ему порой в разы более высокий покупательский поток и соответствующий доход, чем на окраинах. Где, в свою очередь, присутствуют свои, более разнообразные критерии выбора места для магазина. Логичным оказывается и тот факт, что конкуренция в центре выше, чем в Савёлово.

В Савёлово клиентская база более специфичная и узкая, а сами магазины в свете этого, наоборот, более универсальны. Они ориентированы на работу с жителями города, в то время как в центре покупателями чаще являются также гости города и дачники.

Помимо вышеупомянутых экономических и географических факторов, базу покупателей («постоянных», «наработанных») обеспечивает и сам флорист: его техническая работа с цветком и эмоциональная работа с покупателем – гарант успеха.

В малом городе, находящемся не так далеко от Москвы, круглосуточные цветочные магазины имеют обоснование своего существования. При этом, однако, такая форма торговли порой оказывается непонятой флористами, работающими по обычному, установленному графику.

Сфера флористики сильно нагружена устоявшимися моделями гендерной асимметрии. Их влияние наиболее велико в профессиональной сфере, где наши информантки достаточно настороженно отнеслись к идее мужчины-флориста, называя саму профессию «женской». Одновременно был обнаружен тренд на разрушение стереотипа о том, что цветы – это «женский» подарок (хотя он, безусловно, всё так же силён): мужчинам все чаще дарят цветы – но, во-первых, далеко не всем, и во-вторых, «мужской» букет имеет собственную особую концепцию, подчеркивающую представление о «чисто мужских» качествах.

Флористика – непростое, но и чрезвычайно интересное творческое дело. Важно, насколько свободны в своих действиях флористы, ведь букет – это самодостаточное произведение искусства, которое и есть творение каждого отдельного флориста. Букеты не штампуются по ГОСТу – каждый из них оригинален, кем бы он ни был сделан и какими бы ресурсами его создатель ни обладал. Именно поэтому люди скорее привыкают не к магазину, а к человеку, чья сборка букета им нравится больше. Будучи ограничен в своей фантазии какими-либо рамками, флорист, как и художник, не сможет творить, что неизбежно повлечет за собой угасание самосовершенствования и развитие деструктивного безразличия человека к своей работе.

Обладая свободой творчества, флорист имеет и возможность делиться своей радостью с другими людьми, дарить эмоции. Так, в давящих серостью Кимрах флористические салоны и магазины, а также их доброжелательные работники становятся проводниками прекрасного, многокрасочного, притягивающими людей к себе. Люди приходят однажды и часто потом возвращаются.



Илья Ломакин, НИУ Высшая школа экономики, факультет социальных наук
Варвара Ганьшина, НИУ Высшая школа экономики

1 Во время наблюдения мы фиксировали «внешние», физические характеристики цветочных магазинов города – например, его положение, проходимость, представленный ассортимент товаров и уровень цен на ключевые позиции. Экспертами в наших полуструктурированных интервью стали 7 продавцов / владельцев магазинов, которые, вне зависимости от того, как они и их магазины себя позиционируют, продают срезанные цветы.
2 Мы выражаем искреннюю благодарность всем информантам и надеемся, что подобный опыт взаимодействия оказался полезным для обеих сторон.
3 Подробнее см., например: Роткирх А. Мужской вопрос: Любовь и секс трех поколений в автобиографиях петербуржцев. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2011.
4 Согласно Рейвин Коннелл, гендерный порядок характеризуется как «исторически сложившийся характер властных отношений между мужчинами и женщинами и понимание фемининности и маскулинности» (Цит. по: Connell R. Gender and power, Society, the Person and Sexual Politics. Cambridge: Polity Press, 1987. P. 98-99).
5 Подробнее о гендерных традициях и стереотипах см.: Тартаковская И. Биологические факты и политические интерпретации // Гендер для «чайников». М.: Фонд имени Генриха Бёлля: Просветительско-издательский центр «Звенья», 2006. С. 11–26.
материалы
Отдых Путина

Вчера, в 19:20

Мнения, что следует показывать, как отдыхает президент, придерживаются 52% россиян (среди людей старших возрастов 58–62%). 35% наших сограждан (среди молодых – 44%) уверены, что такие сюжеты показывать не надо
Среди мужчин пользуются обсценной лексикой 86%, среди женщин – 63%. Допустимой считают ее треть опрошенных, 62% говорят, что это недопустимо. Примерно так же распределяются голоса, когда спрашивают о допустимости мата в художественных произведениях, жители больших городов здесь толерантнее остальных
В свободное время самые молодые участники опроса (18–22-летние) чаще всего слушают музыку и смотрят кино или гуляют. У молодежи постарше (до 30 лет) досуг чаще всего проходит у телевизора
Идею полностью запретить аборты одобряют 11%, не одобряют – 72% наших сограждан. 36% считают, что разрешены аборты должны быть всегда, во всех случаях, 40% – что не во всех
О бэби-боксах

28 Октября

Предложение запретить бэби-боксы поддержки у россиян не встретило: 55% респондентов не одобрили бы такое решение, одобрили бы – только 14%, у остальных мнения нет
Комментарии
Добавить комментарий

Комментарии отсутствуют