Рейтинги партий на выборах в Заксобрания восьми российских регионов

Результаты предвыборных опросов, проведённых ФОМ 27–31 августа

03 Сентября 2018

9 сентября – единый день голосования. Мы провели опросы в ряде регионов, где предстоят выборы, и публикуем их результаты – электоральные рейтинги партий. Обратите внимание, уважаемые читатели: рейтинги, а не предвыборные прогнозы.


О принципиальных различиях между рейтингами и прогнозами мы рассказывали многократно, но в публичном пространстве всегда находились люди, игнорировавшие эти различия. Найдутся и сейчас. И будут, ссылаясь на публикуемые ниже данные, глубокомысленно или эмоционально, по недомыслию или по злому умыслу вещать, что полстеры «обещают» партиям вот именно такое распределение голосов – то есть выдавать рейтинги за прогнозы.

Эти люди – невежи или жулики. Или и то, и другое. Давайте не будем обращать на них внимания. И разберёмся ещё раз.

Электоральный рейтинг кандидата или партии – это всего лишь доля участников массового опроса, заявивших, что проголосуют за этого кандидата или партию. И только. Допустим, в некоем городе проходят выборы мэра, и мы опрашиваем там 1000 человек в рамках предвыборного исследования. Если 150 человек в ответ на вопрос о том, за кого они проголосуют на выборах градоначальника (ежели, конечно, примут в них участие), назовут кандидата N, то его рейтинг на момент опроса составит 15%. Когда мы заявляем это, мы по сути утверждаем лишь, что если бы были опрошены не 1000 человек, а все взрослые жители города, все 100 тысяч потенциальных избирателей, этот показатель не изменился бы: 15% горожан (+/- статистическая погрешность) выразили бы намерение голосовать за него. Но это ещё не значит, что данный кандидат получил бы 15% голосов на выборах.

Начнём с того, что результат выборов, в отличие от рейтинга, определяется в процентах не от всех потенциальных избирателей, а от избирателей реальных, от тех, кто пришёл на избирательные участки и проголосовал. Допустим, в ходе опроса половина респондентов честно сказали, что не пойдут на выборы, – и действительно не пошли. А все остальные пришли и проголосовали ровно так, как обещали. В этом случае наш кандидат N с рейтингом 15% автоматически получит 30% голосов: знаменатель сократился вдвое (со 100 до 50%) – вдвое выросло частное. Уже здесь разница между рейтингом и прогнозом, который должен моделировать результат реального голосования, видна невооружённым взглядом.

Но так, разумеется, не бывает. При построении прогноза на основе рейтинга необходимо учитывать (пытаться учесть) массу обстоятельств.

Явка. Как известно, люди заявляют о намерении участвовать в выборах гораздо чаще, чем ходят голосовать на самом деле. 70–80% «обещающих» пойти на выборы – обычное дело. Ясно заранее, что такой явки быть не может. Но люди дают социально одобряемый ответ. Одни действительно подумывают пойти на участки, а потом как-то так складывается, что остаются дома, другие сознательно лукавят. Ничего не поделаешь: опрос – не исповедь. Приходится прогнозировать явку, вводя поправочные коэффициенты, вынесенные из прошлого опыта, а иногда – корректировать их на основе интуиции. Но при этом нельзя исходить из того, что сторонники всех кандидатов в равной мере склонны к такому лукавству, – потому что это не так. Сторонникам одних кандидатов и партий в этом плане можно доверять больше, других – меньше. Поэтому приходится варьировать коэффициенты, в разной мере «занижая» вероятность явки сторонникам разных кандидатов. Известно, например, что электорат КПРФ отличается дисциплинированностью: среди сторонников этой партии явка традиционно высока. Не учтёшь это – ошибёшься в прогнозе.

Неопределившиеся. В ходе опросов многие затрудняются с ответом на вопрос о своём электоральном выборе: одни колеблются, другие ещё не думали об этом, третьи не решили, идти ли вообще на выборы. Но многие из них проголосуют… Как предугадать поведение тех, кто принимает решение накануне выборов или прямо на избирательном участке? Приходится ориентироваться на всяческие «мягкие рейтинги» – ответы респондентов об их отношении к кандидатам, о принципиальной допустимости голосования за каждого из них и т. д. – и высчитывать вероятность того или иного ещё не сделанного выбора.

Динамика настроений. Рейтинг – это одномоментный замер. Но предпочтения избирателей в период кампании меняются – не совсем же впустую все публичное пространство полнится рекламой кандидатов, создаются информационные поводы, гудят соцсети, надрывается телевизор. И вот мы замечаем, например, что рейтинг кандидата N за неделю до выборов вдруг вырос необычайно – втрое, с 5 до 15%. Ну и как с этим быть при прогнозе? Грубо говоря, вариантов – три: кандидат поймал волну, уверенно идёт в гору, надо экстраполировать успех на оставшееся до выборов время и закладывать это в прогноз («дать» больше 15% – и, кстати, насколько больше?); кандидат выбрал максимум поддержки, закрепился на новом рубеже, примерно столько и получит (15%); кандидат случайно «выстрелил», какую-то удачную акцию провёл, фразу хлёсткую сказал или звёзды так сошлись в момент проведения опроса, но фортуну не удержит и «вернётся» к тем показателям, которые стабильно показывал предыдущий месяц (5%). Что выбрать? Приходится заниматься анализом предвыборной ситуации (что вообще-то для полстеров – не совсем «своё» дело) и в какой-то мере полагаться на интуицию.

Откровенность респондента. А не вводит ли он нас, часом, в заблуждение, говоря, что проголосует за кандидата N? Очень может быть: случается, что за одних кандидатов люди охотно «обещают» проголосовать (особенно за кандидатов от власти), а намерение голосовать за других предпочитают скрывать (кандидат считается, например, радикалом или фриком, шутом, голосовать за которого неприлично). Такие вероятности тоже надо закладывать в прогнозы.

И т. д., и т. п.

Так вот, публикуемое ниже – не прогнозы, не продукт «высокой переработки», а всего лишь «сырье», рейтинги. На них можно ориентироваться, над ними можно размышлять и на их основе, безусловно, можно при желании строить прогнозы.

Мы же предпочитаем публичным прогнозированием не заниматься. Почему? Это долгий разговор. Если интересуетесь – посмотрите здесь: https://fom.ru/blogs/11079.

Итак, смотрим электоральные рейтинги…

Опрос жителей региона 18 лет и старше в режиме face-to-face . 27–31 августа 2018 г. 1000 респондентов. Статистическая погрешность не превышает 4,2%.

Выборы в Законодательное собрание Ростовской области

Если вы примете участие в выборах в Законодательное собрание Ростовской области, то как, за какую из перечисленных партий вы, скорее всего, проголосуете?

Карточка, один ответ.


Выборы в Законодательное собрание Иркутской области

Если вы примете участие в выборах в Законодательное собрание Иркутской области, то как, за какую из перечисленных партий вы, скорее всего, проголосуете?

Карточка, один ответ.


Выборы в Народный Хурал Республики Бурятия

Если вы примете участие в выборах в Народный Хурал Республики Бурятия, то как, за какую из перечисленных партий вы, скорее всего, проголосуете?

Карточка, один ответ.


Выборы в Законодательное собрание Забайкальского края

Если вы примете участие в выборах в Законодательное собрание Забайкальского края, то как, за какую из перечисленных партий вы, скорее всего, проголосуете?

Карточка, один ответ.


Выборы в Законодательное собрание Ивановской области

Если вы примете участие в выборах в Законодательное собрание Ивановской области, то как, за какую из перечисленных партий вы, скорее всего, проголосуете?

Карточка, один ответ.


Выборы в Верховный совет Республики Хакасия

Если вы примете участие в выборах в Верховный совет Республики Хакасия, то как, за какую из перечисленных партий вы, скорее всего, проголосуете?

Карточка, один ответ.


Выборы в Совет народных депутатов Кемеровской области

Если вы примете участие в выборах в Совет народных депутатов Кемеровской области, то как, за какую из перечисленных партий вы, скорее всего, проголосуете?

Карточка, один ответ.


Выборы в Законодательное собрание Владимирской области

Если вы примете участие в выборах в Законодательное собрание Владимирской области, то как, за какую из перечисленных партий вы, скорее всего, проголосуете?

Карточка, один ответ.
Источник данных: опрос жителей восьми субъектов РФ 18 лет и старше в режиме face-to-face. 27–31 августа 2018 г. В Забайкальском крае 800 респондентов, статистическая погрешность не превышает 4,6%. В остальных семи регионах по 1000 респондентов, статистическая погрешность не превышает 4,2%. .

По заказу ООО инФОМ
материалы
34% наших сограждан – на 6 п.п. больше, чем год назад, – считают, что руководство страны уделяет внешней политике слишком много внимания, 39% (снижение на 9 пунктов) – что внимания этой сфере отводится столько, сколько нужно, по мнению 12%, уделяется его недостаточно
47% опрошенных считают, что руководитель их региона работает хорошо, 22% оценивают работу губернатора как плохую, 20% сообщили, что им ничего не известно о его работе. Ничего не знают о работе своего заксобрания 34% опрошенных. Оценивают эту работу как хорошую 24%, как плохую – 25% респондентов
О майской смене губернаторов в шести регионах слышали 57% респондентов. 37% думают, что одновременная смена руководства в шести регионах – часть плана президента по обновлению регионального руководства. 11% полагают: кадровые решения просто совпали по времени
Смотрели (читали, слушали) «Прямую линию» 49% участников опроса. Идея привлекать к участию в ней губернаторов и членов правительства понравилась 70% опрошенных, не понравилась – 8% (22% мнения не высказали)
Говорят, что обычно смотрят «Прямую линию», 56% россиян, 40% передачу не смотрят. Хотели бы задать Путину свой вопрос 42% респондентов; как правило – о повышении пенсий, зарплаты и о мерах против роста цен
Комментарии
Добавить комментарий

Комментарии отсутствуют