Итог выборов: предопределен заранее или зависит от перипетий борьбы?

Прогнозы исхода президентских выборов-2012 в США сделаны, но мониторинг электоральных установок прод

09 Октября 2012

Многие со мной согласятся: когда корзинки полны и пора уходить из леса, попадаются самые красивые грибы и самые сладкие ягоды. Так и в журналистском освещении и научном мониторинге президентских выборов в США. Все меньше времени остается до голосования, но все больше возникает тем для анализа. И неудивительно, что они концентрируются вокруг одной точки – имени победителя. Барак Обама или Митт Ромни?

Есть повод снова обсудить прогностические методы

Импульс для работы над этим очерком дал случай, получивший в американских СМИ название «47 процентов». Речь идет о ставшем широко известном видео, запечатлевшем выступление Митта Ромни 17 мая на закрытой встрече с состоятельными донорами Республиканской партии. Видеоматериал и комментарии к нему были опубликованы 17 сентября в издающемся в Сан-Франциско либеральном журнале Mother Jones, а подготовлены главой вашингтонского бюро этого издания Дэвидом Корном (David Corn). Публикация была озаглавлена: «Секретное видео: Ромни рассказывает миллионерам-донорам, что он в действительности думает об избирателях Обамы». Подзаголовок сразу указывал на содержание сказанного Ромни: «Когда он не знает, что работает камера, кандидат от Республиканской партии демонстрирует свое презрение к половине Америки».

Многое из сказанного Ромни вызвало недоумение и сожаление у многих американцев и стало объектом критики со стороны политиков и обозревателей. Но наиболее шокирующими были следующие его слова:

«47 процентов населения будут голосовать за президента, несмотря ни на что. Это так: есть 47 процентов, кто с ним, кто зависит от правительства, кто считает себя жертвами, кто думает, что правительство должно заботиться о них, кто полагает, что они должны иметь медицинское обслуживание, еду, жилье и т. д. Что это их право. И правительство все это должно им предоставить. Они будут голосовать за президента в любом случае... Это люди, которые не платят налоги».

И далее:

«Моя работа не предполагает заботу о них. Я никогда не буду убеждать их в том, что они должны нести личную ответственность за себя, заботиться о своей жизни».

На следующий день президент Обама был гостем «Ночного шоу Давида Леттермана (Late Show with David Letterman)», которое уже 20 лет ежевечерне смотрят миллионы американцев. Обама резко критиковал Ромни и напомнил, что в ночь после своего избрания президентом сказал людям, голосовавшим за Маккейна, что он и их президент, что он слышит их. «Президент, — заявил Обама,— должен работать для всех, а не только для некоторых».

Тонкому математико-политическому анализу заявления Ромни о «47 процентах», сделанному политологом Джоном Сайдсом (John Sides) и размещенному уже 17 сентября на известном либерально-демократическом сайте The Monkey Cage, были предпосланы краткие выдержки из постов двух видных политических блогеров. Джош Барро (Josh Barro) писал, что секретное видео «убило президентскую кампанию Митта Ромни». А вот мнение Джоша Маршалла (Josh Marshall): «Редко когда суждения об оплошностях, замешательствах, неловкостях не кажутся завышенными. Но в данном случае мы имеем дело с редким исключением. Эта запись кажется мне абсолютно разрушительной». Замечу, Маршалла признают выдающимся специалистом, одним из создателей современной политической блогосферы.

Через неделю, 25 сентября, Билл Клинтон, тремя неделями раньше выступивший с блестящей речью на предвыборном съезде Демократической партии, сказал в интервью телеканалу CNN, что в ходе предстоящих президентских теледебатов спорное утверждение Митта Ромни о 47 процентах вернется к нему не лучшим образом. И напомнил, что подавляющее число людей, входящих в эту половину населения, работают и имеют детей. Они не платят федеральный налог, ибо их доходы остаются на уровне 1995 года, и закон, поддержанный демократами и республиканцами, защищает их от выплаты налога.

Возможно, когда придется анализировать выборы 2012 года в целом и, в частности, избирательную кампанию Барака Обамы, понадобится особо выделить в ней роль экс-президента Билла Клинтона. Вот комментарий одного из наиболее компетентных демократических политобозревателей Брента Будовски (Brent Budowsky): «История вполне может зафиксировать, что Барак Обама и демократы победили на выборах 2012 года, а Митт Ромни и республиканцы проиграли эти выборы в период, который начался с выступления Билла Клинтона на съезде Демократической партии и закончился утечкой содержания выступления Митта Ромни перед состоятельными донорами, где он оскорбил огромное число американских избирателей». Клинтон, деятельность которого американцы высоко ценят за процветающую экономику, показал, что Обама получил в наследство от республиканцев катастрофическую экономику и что он смог заметно улучшить ситуацию в этой сфере жизни общества. И абсолютно обоснованно Будовски замечает: «Кто из республиканцев ответит президенту Клинтону? Не их последний президент Джордж Буш-мл. и его вице-президент Ричард Чейни. Не предыдущий президент Джордж Буш-ст. и его вице-президент Дэн Куэйл. И конечно же не бывший номинант на пост вице-президента Сара Пэйлин. А могут ли ответить участники президентской кампании этого года — республиканцы Трамп? Перри? Гингрич? Кэйн? Санторум?».

Джон Кассиди (John Cassidy), англо-американский журналист и литератор, регулярно пишущий для респектабельного журнала The New Yorker, бывший редактор лондонской газеты The Sunday Times, заметил, что ни один из видных республиканцев не прошел мимо того обстоятельства, что Ромни недостаточно компетентен; многие все более убеждаются в этом, и особенно после видео «47 процентов». Так, Билл Кристол (Bill Kristol), которого считают одним из столпов неоконсерватизма в политическом анализе, комментатор прореспубликанского общенационального телеканала Fox News, назвал высказывания Ромни «глупыми и высокомерными». Сам Кассиди перечисляет семь обстоятельств, характерных для президентской кампании Ромни, и приходит к выводу: «Митт Ромни является не очень хорошим политиком. И это, в конце концов, объясняет, почему он проигрывает».

Свое, но близкое по смыслу к этому объяснение слов Ромни дал Джо Клейн (Joe Klein), принадлежащей к команде журналистов, освещающих события в Вашингтоне и Нью-Йорке, около десяти лет пишущий для журнала Time и публикующийся в ряде наиболее читаемых американских СМИ. По его мнению, Ромни живет не в реальной Америке, а в придуманной республиканцами, и ведет кампанию против воображаемого Обамы.

Уже в первые часы после появления скандального видео журналисты вспомнили инцидент, вошедший в историю президентских выборов под названием «Дукакис в танке», когда неудачное фото Майкла Дукакиса крайне негативно отразилось на результатах его борьбы за Белый дом в 1988 году. После предвыборных съездов обеих партий он лидировал в дебатах с Бушем-ст., но в конечном итоге проиграл избирательную кампанию. Несколько позже известный журналист и телекомментатор Майкл Кинсли (Michael Kinsley) разместил в интернете блог, названный им «Митт Ромни — Майкл Дукакис этого года». Он начинается словами: «Если, что кажется возможным, 6 ноября Митт Ромни не будет избран президентом США, то он будет не первым кандидатом в президенты, который говорил о компетентности и проиграл, так как некомпетентно вел кампанию». Речь шла о том, что Дукакис в своей речи после номинирования его демократами в качестве кандидата в президенты сказал: «Это выборы не об идеологии, они о компетентности».

Саркастичный журналист Чарльз Блоу (Charles Blow) заметил, что Ромни ведет избирательную кампанию вне времени. По его мнению, в своей стратегии Ромни исходит из того, что пустой костюм может давать пустые обещания, а электорат, в котором многие гневно относятся к президенту, не заметит этого.

Таким образом, дело не только в незнании Ромни тех законодательных положений, которые освобождают многих американцев, в том числе и республиканцев, от выплаты федерального налога (одного из многих). Дело еще и в непонимании им важных реалий американского общества. Сейчас трудно сказать, дало ли все произошедшее какой-либо бонус избирательной кампании Обамы, но, полагаю, сам Ромни и его команда считают, что лучше бы те майские слова не были произнесены.

Опрос Организации Гэллапа от 18 сентября показал, что после появления видео «47 процентов» пятая часть потенциальных избирателей (20%) с большей вероятностью, чем раньше, предполагают проголосовать за Ромни и треть (36%) — с меньшей вероятностью (позиции 43% не изменились). Среди независимых избирателей примерно половина (53%) остались при своем мнении относительно поддержки Ромни, 15% стали активнее склоняться к голосованию за него, и у вдвое большей доли этой электоральной группы (29%) шансы влиться в его электорат уменьшились.

Сложно отделить воздействие на установки избирателей успешно прошедшего в начале сентября съезда Демократической партии и феномена «47 процентов». Но в любом случае все ежедневно проводимые опросы фиксируют некоторый рост электоральной поддержки Обамы после 16 сентября, то есть дня накануне появления в интернете обсуждаемого видео.

Укажу на еще одно эхо недальновидного высказывания Ромни. Его зафиксировала прореспубликанская (см. об этом ниже) полстерская фирма Rasmussen Reports. В проведенном ею опросе от 23-24 сентября 48% вероятных избирателей согласились с тем, что Обама лучше, чем Ромни, чувствует средний класс, тогда как лишь 42% считают, что именно республиканский кандидат лучше понимает эту часть общества.

Эссе Скотта Расмуссена, создателя и руководителя Rasmussen Reports, предлагает серьезный политический (даже политико-философский) вывод из анализа высказывания Ромни. По мнению полстера, слова республиканского кандидата о том, что 47 процентов американцев зависят от правительства и вынуждены голосовать за президента Обаму, высвечивают одну фундаментальную черту современной политики Америки: разрыв между американским народом и политическом классом больше, чем различие между республиканцами и демократами в Вашингтоне. По-видимому, симпатизируя республиканцам, Расмуссен вспоминает одно из заявлений Обамы, сделанных еще в период первичных выборов в 2008 году, когда тот соперничал с Хиллари Клинтон. И приходит к выводу, что оба кандидата, Ромни и Обама, несколько снисходительно относятся к людям, которыми они хотят руководить. В качестве иллюстрации к своему суждению Расмуссен указывает на одно из исследований, согласно которому 59% политиков не считают избирателей настолько информированными, чтобы они могли иметь серьезное мнение по важнейшим проблемам дня. Следовательно, при желании можно игнорировать позиции избирателей и навязывать им свою повестку дня.

Мнение академических ученых: скорее Обама

Отвлекаясь от детального анализа заявления Ромни, вызвавшего столь сильный общественный резонанс, замечу, что изучение предвыборной ситуации, возникшей после этого, возвращает нас к одному из стержневых направлений данного проекта: философии и технологии прогнозирования результатов борьбы за Белый дом. Каково соотношение макрофакторов, задающих достаточно устойчивую систему электоральных установок, и микровоздействий, потенциально способных изменить ход избирательной кампании? Рассмотрению этих вопросов предпошлю общий взгляд на предварительные итоги конкуренции Обамы и Ромни.

Журналистка Патриша Донован (Patricia Donovan) кратко рассказывает о специальном выпуске журнала Political Science and Politics, публикуемого Американской ассоциацией политических наук (The American Political Science Association), в котором будут помещены 13 статей видных ученых с прогнозами завершения текущей избирательной кампании. Симпозиум, на котором предстоит обсуждение прогностических моделей и выводов, состоится 16 октября, и вскоре с его материалами можно будет ознакомиться в Сети.

Редактором этой серии статей является признанный авторитет в области методологии изучения установок и поведения электората профессор Джеймс Кэмбел (James E. Campbell). По его мнению, Обама получит 51,3% голосов избирателей и на его стороне, скорее всего, будет коллегия выборщиков. Кэмбел оценивает вероятность победы Обамы в 67%. Пять из 13 прогнозов предсказывают победу Обамы, пятеро экспертов прогнозируют успех Ромни и трое подчеркивают равновесие сил в борьбе между двумя кандидатами, но все же отдают небольшое преимущество переизбирающемуся президенту. Медиана всех прогностических расчетов — 50,6% в поддержку Обамы.

Могу допустить, что на симпозиуме в составе экспертов будут многие из тех десяти специалистов, которые участвовали в аналогичном симпозиуме четыре года назад, накануне завершения соперничества Обамы и Маккейна. Тогда семеро с вероятностью от 70% до 90% предсказывали победу первому из кандидатов, двое не могли назвать имени победителя (50:50%) и один с вероятностью 83% отдавал пальму первенства Маккейну. Этим единственным экспертом был Кэмбел.

Интересно, еще в июле 2008 года Кэмбел знал о том, что ряд опытнейших аналитиков, в частности Алан Абрамовиц (Alan I. Abramowitz), Томас Манн (Thomas Mann) и Ларри Сабато (Larry Sabato), предсказывали убедительную победу Обамы. Но он не принял их аргументы, настаивая в своем ответе им на том, что еще рано делать выводы. Похоже, Кэмбел долго сомневался, во всяком случае он сделал свое заключение за 57 дней до голосования, тогда как прогнозы других были сформулированы много раньше (в интервале от 60 до 294 дней).

В начале минувшего августа Кэмбел объяснил свою ошибку 2008 года тем, что его прогностическая формула не могла учесть влияние экономического кризиса, разразившегося в стране буквально накануне дня голосования. Вина за резкое ухудшение уровня жизни была возложена электоратом на президента Буша-мл., и это привело к снижению числа сторонников его однопартийца Маккейна.

С рядом оговорок существующие методы прогнозирования результата президентских выборов в США можно разбить на две группы. Одна объединяет прогностические технологии, базирующиеся на исследовании социально-политического и экономического макрофона, или фундаментальных обстоятельств, формирующих отношение населения, электората к власти, к тому, как складываются дела в стране, в конкретном населенном пункте, в семье, лично у человека. Вторая группа методов сфокусирована на изучении факторов, характеризующих ход избирательной кампании здесь и сейчас.

В англоязычной литературе для обозначения переменных, задающих состояние макрофона, используется термин fundamentals: все ясно, но одного слова для перевода этого термина на русский язык я пока предложить не могу, поэтому буду говорить о фундаментальных обстоятельствах, или факторах.

В вышедшей в сентябре этого года книге известных американских политологов Роберта Эриксона (Robert S. Erikson) и Кристофера Улезина (Christopher Wlezien) президентские избирательные кампании трактуются как процессы и предлагаются математические способы описания их динамики. Это обобщение огромного массива данных: около 2000 электоральных опросов, проведенных в США в рамках 15 президентских компаний с 1952 по 2008 годы [1]. Авторы подчеркивают не предметную специфичность фундаментальных факторов, но продолжительность, долгосрочность их влияния на избирателей. В отличие от них, пишут Эриксон и Улезин, факторы, действующие здесь и сейчас, краткосрочны. Совместно факторы обоих типов и определяют «хронологию» (timeline) выборов. В этом отношении интересна издательская аннотация к указанной книге: «На выборах 2012 года избиратели отдадут свои голоса за тех кандидатов, чьи политические платформы, программы более соответствуют их собственным представлениям? Или в президентской гонке победит тот, чья кампания организована эффективнее? ...Роберт Эриксон и Кристофер Улезин впервые рассматривают, как оба эти фактора действуют вместе».

Приведу примеры прогностических методов обоих типов, которые рассматривались в очерках этого проекта, и новых, не освещавшихся ранее.

Долгосрочные прогностические методы

Классическим образцом долгосрочной прогностической технологии является метод Алана Лихтмана (Allan Lichtman) «13 ключей к Белому дому», рассмотренный мною ранее в трех очерках.

Напомню, победитель президентской гонки 1984 года был назван Лихтманом в феврале, то есть за десять месяцев до момента голосования. Прогноз в пользу Буша-ст. на 1988 год был сделан довольно поздно, лишь в мае. Замечу, в тот момент многим такое заключение представлялось по меньшей мере странным —предпочтения электората явно были на стороне его демократического оппонента Дукакиса. Предсказать итоги выборов 1992 года Лихтман решился еще позже — лишь в сентябре. Модель «13 ключей...» прогнозирует итоги соперничества представителей двух главных партий страны, а в том году достаточно успешно вел свою избирательную кампанию независимый кандидат Росс Перо. Заявление о переизбрании президента Клинтона было сделано Лихтманом в июне 1996 года, когда до голосования оставалось еще четыре месяца. Прогноз на 2000 год был сделан не позднее начала сентября 1999 года, то есть более чем за год до выборов. В апреле 2003 года, за полтора года до завершения очередной избирательной кампании, Лихтман уверенно прогнозировал переизбрание в 2004 году Буш-мл., причем его вывод не зависел от того, кто из демократов будет противостоять действующему президенту. В статье «У демократов снова есть ключи к Белому дому», отправленной Лихтманом в печать в июне 2005 года и опубликованной в начале 2006-го, он писал: «Ключи, уже выстраивающиеся на 2008 год, демонстрируют удивительно яркие перспективы для демократов завоевать Белый дом». И дальше: «Только какие-либо непредвиденные катаклизмы в американской политике могут сохранить надежды республиканцев».

Первый прогноз результата текущей президентской кампании был опубликован именно Лихтманом. Он отметил, что до голосования остается 32 месяца, но ситуация позволяет ему почти гарантировать переизбрание Обамы. В августе 2011 года Лихтман сказал: «Даже если бы я был консерватором, я не мог бы увидеть, как Обама может проиграть». Если оценивать метод «13 ключей...» в соответствии с его назначением предсказывать итоги всеобщего голосования, то может быть сделан вывод о стопроцентной правильности прогнозов в семи президентских кампаниях, состоявшихся с 1984 по 2008 год. Вероятность случайного правильного предсказания во всех этих случаях крайне мала: она составляет 1/128, или 0,8%.

Каркас детерминант в прогностической модели Лихтмана задается через 13 признаков (ключей), которые характеризуют деятельность партии власти, представленной президентом, состояние экономики, особенности внутренней и внешней политики и моральную обстановку в стране в первые два-три года работы президента. Наблюдая все это и сравнивая с тем, что происходило в предвыборные годы на протяжении истории президентских выборов в США, аналитик (в данном случае Лихтман) уже в первые два-три года работы президента делает вывод относительно того, останется ли правящая партия у власти или президентские выборы приведут в Белый дом представителя конкурирующей партии.

В июле 2011 года, за 15 месяцев до дня голосования, другой аналитик, Майкл Бэрон (Michael Barone), дал свой прогноз итогов текущей избирательной кампании. Он говорил о трудностях, с которыми столкнется Обама, и о вероятной победе республиканского кандидата. Замечу, в то время еще не было известно, кто именно от Республиканской партии будет соперником действующего президента. Метод Бэрона рассматривался подробно в моем очерке, появившемся на сайте в сентябре 2011 года, поэтому сейчас я укажу лишь на его концептуальную основу.

Фундаментальным обстоятельством, формирующим отношение населения, электората к власти, в модели Бэрона являются итоги промежуточных выборов, проходящих за два года до президентских. Анализ статистики результатов промежуточных выборов за период с 1994 года показал, что итог президентской избирательной кампании будет близок к тому, как за два года до нее американцы проголосовали за партийных кандидатов в Палату представителей Конгресса США. В 2010 году республиканцы победили демократов в процентном соотношении 52:45. Следовательно, по Бэрону, шансы Обамы на переизбрание в 2012 году были слабее, чем перспективы победы республиканского кандидата.

Различающиеся по характеру fundamentals и ожидаемым итогам выборов прогностические технологии Бэрона и Лихтмана сближает их типологическое родство. Оба аналитика исходят из того, что электоральные предпочтения формируются задолго (более чем за год) до начала очередной президентской избирательной кампании, и потому ее исход может быть предсказан на дальних подступах к борьбе за Белый дом. Процесс самой борьбы за президентство, как и собственно ее главные участники, в этих прогнозных алгоритмах вообще не учитываются. Так, в начале 2006 года, предсказывая победу кандидата от Демократический партии, Лихтман еще не знал, что на выборах эту партию будет представлять Обама, а от республиканцев борьбу поведет Маккейн.

Ежедневный мониторинг

Теперь рассмотрим прогностические схемы, которые — если иметь в виду специфику их природы, философии — признают необходимость постоянного мониторинга электората, ибо допускают существование обстоятельств, факторов, способных принципиально менять электоральные установки избирателей.

Старейшим и наиболее известным из подобных инструментов являются опросы, начало которым было положено в 1935-36 годах Джорджем Гэллапом. До конца 1940-х годов в США существовали две-три организации, проводившие общенациональные опросы электората перед президентскими выборами. Но уже в 1952 году в течение 300 дней, предшествовавших голосованию, различными полстерами было осуществлено 17 замеров. Далее интенсивность опросов возрастала: 1956 год — 24, 1960-й — 27, 1980-й — 118 (рост более чем в три раза по сравнению с 1976 годом), 1992-й — 247, 2008 год — 351. В текущем президентском цикле множество полстерских организаций изучают установки общенационального электората, причем четыре из них делают это ежедневно [1].

Организация Гэллапа обращается к тем, кто зарегистрировался для участия в голосовании, с вопросом: «Предположим, что президентские выборы состоялись бы сегодня. Если бы Барак Обама был кандидатам от Демократической партии и Митт Ромни — кандидатом от Республиканской партии, вы бы голосовали за демократа Барака Обаму или за республиканца Митта Ромни?». Тех, кто еще не принял решение, спрашивают, к поддержке кого — Обамы или Ромни — они склоняются, и эти предпочтения анализируются. По результатам опросов за семь дней (а это примерно 3000 респондентов) вычисляется скользящее среднее. Погрешность измерения — порядка ±2%. История и методология этой исследовательской практики рассматривались в одном из наших очерков.

Уже несколько лет ежедневный мониторинг электората осуществляется компанией Rasmussen Reports. Их ключевой вопрос аналогичен вышеприведенному, но метод сбора информации совсем иной. Это не традиционное телефонное интервью, дополненное интервью по мобильным телефонам (с теми, у кого дома нет проводной телефонной связи), но комбинация двух современных технологий. Главная — автоматический опрос (automated polling methodology), который также называют «кибер-» или «роботоопросами». Вопрос респонденту не задается живым человеком (интервьюером), а воспроизводится по телефону в форме звукозаписи. Таким образом, каждый респондент слышит тот же самый вопрос, произнесенный одним и тем же голосом. В рабочие дни звонки производятся с 17 до 19 часов по местному времени, в субботние дни — с 11 до 18 часов, а по воскресеньям — с 13 до 21 часа. Из тех, кто дома не пользуется обычным телефоном, создана панель, и эти люди опрашиваются по интернету. Каждый день такой комбинированный опрос охватывает 500 человек из числа предполагающих принять участие в выборах. Публикуются усредненные данные за три дня, так что погрешность измерения находится в районе ±3%.

Федеральный закон запрещает использование «киберопросов» при звонках на мобильные телефоны. Это означает, что полстеры, применяющие только такую технологию сбора данных, теряют около трети американцев, живущих в семьях, которые имеют лишь мобильную телефонную связь. Исследователи из Rasmussen Reports утверждают, что они дополняют выборку путем проведения онлайн-интервью с теми, у кого есть лишь мобильный телефон и кто согласился участвовать в онлайн-панели. Однако фирма не раскрывает многих деталей организации такого рода опросов.

Ежедневный мониторинг Ipsos/Reuters осуществляется Ipsos (глобальной организацией, изучающей рынок) по заказу Thomson Reuters — ведущей в мире компанией, которая предоставляет потребителям разнообразную научную, социальную, политическую, экономическую и прочую информацию. Ежедневно проводится онлайновый опрос с участием 200-300 потенциальных избирателей, затем данные за четыре дня агрегируются. Естественно, как и во всех других случаях, полученные выборки ремонтируются.

Четвертая схема ежедневных измерений электоральных установок разработана и стала регулярно использоваться в этом году одним из известнейших в мире центров политических исследований RAND Corporation. В силу ее новизны и кардинального отличия от зондажей, в которых используется гэллаповский вопрос о прожективном «сегодняшнем» голосовании, результаты RAND Corporation до самого последнего времени не обсуждались серьезными аналитиками. Но в сентябре эта картина начала меняться. Особую инновативность рассматриваемой опросной технологии придает необычная формулировка вопросов, задаваемых респондентам.

В будущем представляется интересным обратиться к изучению истории этой опросной схемы, которая, думается, не очень глубока. Однако сама конструкция вопросов, несомненно, восходит к классическим работам по шкалированию установок и определению связей между намерениями и поведением людей в разных областях жизни — экономике, политике, образовании. Для меня проводником в эту тематику стали работы профессора экономики Северо-Западного университета (Northwestern University) Чарльза Мэнски (Charles Manski), с начала 1990-х годов проводящего теоретические и прикладные исследования по измерению намерений. Сам он в качестве отправных называет статьи профессора Кеннета Мейера (Kenneth J. Meier), относящиеся к 1979 и 1980 годам (замечу, первая из них написана в соавторстве с упоминавшимся выше Джеймсом Кэмбелом).

По мнению Мейера, центральным в изучении поведения избирателя является вопрос о рациональности его выбора. Рациональный выбор возможен, если человек следит за политикой, информирован о проблемах, обсуждаемых кандидатами на ту или иную выборную должность, имеет четкие представления о свойствах, которыми должен обладать соискатель этой позиции, и руководствуется перечисленными критериями в своем выборе. Однако исследования показывают, что во многих случаях все обстоит далеко не так, люди не склонны к подобному принятию решений. Все это затрудняет изучение электоральных установок и прогнозирование поведения избирателей в день голосования.

Мэнски в течение многих лет разрабатывал ряд проблем экономики и эконометрики, а в начале 1990-х годов обратился к исследованию ожиданий в сфере экономики. Отсюда вполне естественным представляется его переход к методологии и методам измерения общественного мнения. В этом плане интересны его размышления, изложенные в газете The New York Times за полмесяца до завершения президентской избирательной кампании 2000 года с участием республиканца Буш-мл. и демократа Гора.

Прежде всего Мэнски высказывает предположение, что различие между кандидатами в лидерстве, фиксируемое разными опросами в разное время, связано с особенностями задаваемых респондентам вопросов. Когда избиратели уверены в своем выборе, они четко интерпретируют то, о чем их спрашивают. Но формулировки вопросов воспринимаются не столь определенно, если человек не уверен в своих электоральных предпочтениях, особенно в таких предвыборных кампаниях, где кандидаты имеют примерно равную поддержку со стороны избирателей. К примеру, полстеры спрашивают, предпочитает ли респондент поддержать того или иного кандидата или как он проголосовал бы, если бы выборы состоялись сегодня. Но проблема в том, что вопросы в такой форме не позволяют отвечающему отразить меру неопределенности своего отношения к кандидату. И здесь Мэнски, опираясь на результаты многолетних исследований экономических намерений, утверждает, что большинство людей не будут испытывать больших трудностей, если предложить им дать процентную оценку своего отношения к конкретной проблеме в ситуации выбора. Таким образом, он предлагает включить в формулировки вопросов проценты, чтобы точнее измерять политические намерения избирателей.

Эта идея дала возможность Мэнски и его бывшей аспирантке Аделайн Делавэнд (Adeline Delavande, сейчас профессор Pardee RAND Graduate School — уникального образовательного центра по подготовке «докторов философии» в области политических наук) разработать новый тип опроса — вероятностный опрос (probabilistic polling) — и испытать его в ходе президентской избирательной кампании 2008 года на онлайновой панели RAND Corporation, получившей название American Life Panel (ALP). Все этапы этого исследования и его результаты подробно описаны двумя соавторами, я же сейчас ограничусь рассмотрением главной новинки метода — строения использованных ими вопросов.

Вначале респондентов знакомили с опросной технологией:

«В этом интервью мы будем спрашивать вас о приближающихся выборах президента США. Голосование состоится во вторник, 4 ноября 2008 года. Многие вопросы предлагают вам в процентах оценить шансы некоторых событий, которые могут произойти в будущем. Вы можете использовать любое число от 0 до 100. К примеру, 2 или 5 процентов означают „почти нет шансов“, примерно 20 — что „шансов немного“, 45 или 55 — что „шансов достаточно“, примерно 80 — что „шансы очень хорошие“, а 95 или 98 процентов означают „почти наверняка“».

Затем респондентов спрашивали:

«Каков процентный шанс того, что вы будете участвовать в президентских выборах в этом году?»;

«Барак Обама — демократический кандидат, Джон Маккейн — республиканский кандидат. Если вы участвуете в президентских выборах, каков процентный шанс, что вы будете голосовать за Барака Обаму (демократа) ___ %, Джона Маккейна (республиканца)___ %, кого-либо другого ___ % ?».

Относительно несложная математическая обработка этой информации дает возможность оценить шансы каждого из кандидатов на избрание.

Используя результаты исследования Мэнски и Делавэнд, RAND Corporation в первых числах июля начала ежедневный электоральный мониторинг на базе 3500 участников упомянутой выше онлайновой панели ALP 40%. Результаты также обновляются ежедневно, и каждое среднее отражает последние семь дней исследования. По данным RAND Corporation, в последнюю неделю сентября за Обаму предполагало проголосовать около половины электората (49,7–49,8%), за Ромни — 43–44%. Вероятность переизбрания действующего президента оценивалась величиной 55–56%, а шансы Ромни на победу находились в районе 39%.

House effect : систематические тенденции опросных фирм

Естественно, что различия в технологиях ежедневных замеров электоральных предпочтений (некоторые из таких технологий названы выше) порождают различия при той оценке поддержки избирателями Обамы и Ромни, которую дают четыре указанные полстерские службы. График 1, построенный Нэйтом Сильвером, отражает результаты опросов, проведенных ими в короткий период с 7 по 20 сентября, однако приведенные данные позволяют понять, насколько эти различия бывают значительными.

Различия в результатах опросов четырех полстерских служб: 7–20 сентября 2012 года, %

ГРАФИК №1

По вертикальной оси отложены процентные величины, на которые, согласно замерам той или иной опросной организации, электорат одного политика превышает размеры электората второго. Верхняя (выше отметки «0») часть шкалы указывает на лидерство Обамы, нижняя — на первенство Ромни. По горизонтальной оси отложены даты.

Прежде всего видно, что в течение двух недель, согласно наблюдениям Организации Гэллапа, Ipsos и RAND Corporation, Обама ни разу не отставал от Ромни, и лишь однажды (по данным Гэллапа, 20 сентября) их электораты были равны. В то же время данные Rasmussen Reports 7–8, а также 13–15 сентября указывали на преимущество Ромни в 1–3%.

Пока мониторинг президентских кампаний осуществлялся одной-двумя фирмами и замеры установок проводились нечасто, вопрос о «почерке», специфике измерительных технологий, применяемых каждой из таких служб, не был актуальным. В рамках текущей избирательной кампании, принимая во внимание и значительное количество полстеров, работающих на общенациональном и локальном (штаты) уровнях, и резко, даже по сравнению с 2008 годом, возросшую частоту опросов, эта тема стала интересовать и аналитиков общественного мнения, и журналистов, и многих граждан. Все просто: хочется понять, в чем причина разнобоя между измерениями разных полстеров и, собственно, «кому верить?». А иногда вопрос ставится и более жестко: а можно ли «им» вообще верить?

Обозначенная тема включает много аспектов, но ее ядром является понятие «house effect» («хауз эффект»), то есть систематические тенденции в опросах полстерской службы, чьи данные оказываются более оптимистичными для демократического или республиканского кандидата. Измерение «хауз эффекта» означает определение устойчивой разности в измерениях одной фирмы относительно измерений других фирм. Данное понятие отлично от известного понятия «смещение». Смещение — это отклонение, скажем, прогноза доли голосов, которые получит на выборах тот или иной кандидат, от действительного итога выборов. Другими словами, «хауз эффект» наблюдается перед голосованием, а смещение — после выборов.

На графике 1 видно, что траектория, образованная наблюдениями Rasmussen Reports, почти все время располагалась ниже данных других полстеров и средней траектории. Это очевидно свидетельствует о прореспубликанском «хауз эффекте» Rasmussen Reports. Напротив, в результатах Ipsos просматривается продемократическая тенденция по рассматриваемому критерию.

Июльская статья часто цитируемого мной Марка Блюменталя отчетливо показывает, что весной электоральная статистика Организации Гэллапа была отягощена прореспубликанским «хауз эффектом». Это подтверждается приводимой им таблицей.

«Хауз эффект»: общенациональные опросы, 11–26 апреля 2012 года, %

ТАБЛИЦА №1
Полстерские фирмы
Gallup Другие Rasmussen YouGov PPP
Обама 46,7 47,9 45,0 47,5 49,3
Ромни 45,3 44,0 46,8 44,5 44,7
Другие ответы, нет oтвета 8,0 8,1 8,2 8,0 6,0
Преимущество Обамы 1,3 3,9 -1,8 3,0 4,7
Количество опросов 3 7 5 2 3
Число интервью 6795 9318 7500 1430 2900

В первом столбце показаны усредненные данные трех опросов Организации Гэллапа. Как уже говорилось выше, эта служба использует «живые» телефонные опросы владельцев стационарных телефонов и респондентов, пользующихся лишь мобильной связью. Во втором столбце — результаты других компаний, применяющих аналогичную технологию. Далее — Rasmussen Reports, которая при проведении зондажей использует «киберопрос» по телефону и онлайновый метод. Полстеры YouGov известны своей онлайновой схемой опроса, а организация Public Policy Polling (PPP) применяет собственную версию «киберопроса».

Из Таблицы 2 легко видеть, что Rasmussen Reports, чьи данные указывают на лидерство Ромни, имела значительный, против других полстеров, «хауз эффект» прореспубликанской направленности. «Сдвиг» Организации Гэллапа особенно заметен, если принять во внимание, что в ее опросах Обама лидировал с отрывом в 1,3%, тогда как в других компаниях, применяющих аналогичную опросную технологию, он опережал Ромни в среднем на 3,9%. Тщательный анализ, проведенный Блюменталем, показывает, что причиной этого «хауз эффекта» могла быть процедура «перевзвешивания» гэллаповской выборки.

* * *

Память о конце сентября 2008 года (в тот год я впервые проводил мониторинг процесса американских президентских выборов) побуждает меня в конце нынешнего сентября сдерживать эмоции, наблюдая сетевое пространство текущей борьбы за Белый дом. Его сложно описать, оно многокрасочно и подвижно. Первый раз я вхожу в Сеть около 5 часов утра по местному времени (Западное побережье США). На Восточном побережье в это время 8 часов утра, и там жизнь уже вовсю кипит. Смотрю содержание обязательной полдюжины сайтов; читаю, отбираю, архивирую новые материалы. Второй заход — примерно в полдень; к этому времени приходит рассылка с нескольких сайтов, за день это пять-семь информационных сообщений. Кроме того, заглядываю на сайты второго по важности для моего исследования уровня; и там всегда тоже находится что-либо интересное. Вечером я «хожу в гости»: читаю в интернете рассуждения и выводы многих серьезных аналитиков либерального и консервативного направления. Сверяю мое видение предвыборной ситуации с их пониманием. Веду дискуссии, но только мысленные. И в таком режиме пролетели девять месяцев этого года. Уже и конец президентского марафона виден.

Один из постоянных экспертов, чьи статистику и выводы я часто цитирую в этих очерках, — Нэйт Сильвер. Он автор прогностической модели, которая дает возможность сказать, как закончились бы выборы, если бы они состоялись «сегодня», и как они, по его мнению, закончатся, если заглянуть в будущее, в 6 ноября. Эмпирической базой его прогнозов являются результаты опросов, которые проводятся многими компаниями в отдельных штатах и в целом по стране. Сейчас эти прогнозы корректируются ежедневно.

На 6 ноября Сильвер прогнозирует (данные от 26 сентября) победу Обаме и в общенациональном голосовании — 51,3% против 47,6%, и в коллегии выборщиков — 316 голосов против 222. Замечу, что по конституции побеждает тот кандидат, в пользу которого проголосуют 270 выборщиков.

Теги:
материалы
6 ноября 2012 года переизбранием Барака Обамы завершились президентские выборы в США. Развернутый анализ избирательной кампании – дело будущего. А пока – об участии в ней полстеров и прогнозистов
Утечка информации с закрытой встречи, на которой собирались деньги для президентской кампании Митта Ромни, порождает вопросы о его идеологии и дает повод для специального методологического анализа
Эффект партийных съездов

11 Сентября, в 18:48

Партийные съезды – последние крупные события, которые могут повлиять на ход избирательной кампании в США. Сегодня их исторический анализ используется для прогнозирования исхода предстоящих выборов
Включение в президентскую гонку Пола Райана побудило аналитиков обратиться к прошлому и посмотреть, каковы вообще шансы политика пересесть из кресла конгрессмена в кресло вице-президента
В марте 2010 года Алан Лихтман предсказал победу Барака Обамы на президентских выборах 2012 года. Сбудется ли этот прогноз? Ждать осталось немногим больше четырех месяцев.
Алан Лихтман правильно и точно прогнозировал итоги американских президентских выборов, состоявшихся в 1984–2008 годах. Безусловно, это значимый научный успех
В очерке рассматривается метод, позволяющий уже в середине первого срока правления президента США предсказать, будет ли он переизбран. Метод успешно работал в семи последних избирательных кампаниях
Лекция Б. З. Докторова посвящена предстоящим в США президентским выборам и методам изучения избирательной кампании
Опросы, казалось бы, давно доказали свою способность верно отражать общественное мнение населения демократических стран. Но проблема точности опросов сохраняет актуальность и сегодня.
Казус Санторума

31 Марта, в 01:24

Аналитики предсказывали, что в Алабаме и Миссисипи Санторум будет на выборах третьим, но в обоих штатах он оказался первым
Ход избирательной кампании 2012 года актуализировал задачу ежедневного измерения электоральных установок республиканских избирателей. Современные опросные технологии позволяют эту задачу решить.
110-летию со дня рождения Джорджа Гэллапа, великого американца, создавшего современную систему методов изучения общественного мнения, посвящается предлагаемый цикл очерков Бориса Докторова
Победитель самых ранних выборов в штате Айова часто становится финалистом в борьбе за пост президента США. Поэтому и в нынешней избирательной кампании аналитики уделяют много внимания этим выборам
Анализ «индекса одобрения» деятельности президента – важнейший инструмент при прогнозировании исхода президентских выборов в США. Ниже пойдет речь об истории и практике использования этого индекса
Прогнозирование исхода выборов – сложная и все более совершенствующаяся область электоральных исследований. Дальше будет рассказано о новейших разработках американских специалистов в этой области
Написание книги, о которой здесь пойдет речь, невозможно без подлинного сопереживания, глубокого погружения в горячий мир страстей и холодное пространство логики борьбы за президентство
Позиция Кевина Маккалоу как эксперта в области предсказания результатов президентских кампаний в США беспроигрышна. Он может либо усилить свой авторитет, либо почивать на лаврах ранее достигнутого.
Прогноз результатов президентских выборов – это для исследователей «момент истины»: проверяется их профессионализм. Каков же инструментарий, с которым они работают сегодня, и насколько он надежен?
Комментарии
Добавить комментарий

Комментарии отсутствуют

паллетные весы;купить фасовочные весы;чековая лента термо;счетчик банкнот купить